Вход

Блюз в московских тонах

квартира общей площадью 200 м2 Инна Наринская

Фото: Зинон Разутдинов, Евгений Лучин

Текст: Елена Притула

Архитектор: Инна Наринская

Однажды некий журналист, готовясь к интервью с Энди Уорхолом, поинтересовался у одного из нью-йоркских галеристов, о чем следовало бы спросить "короля поп-арта". В ответ он услышал: "О чем угодно. Энди ко всему испытывает равный интерес". "Интерес ко всему" - априорная черта постмодернизма, оперирующего знаками и символами. Но, к счастью, у человека все же остается право на предпочтения. Так при создании интерьера, о котором пойдет речь, главным импульсом стала музыка Надо сказать, что интерьеру этой московской квартиры здорово повезло. Во-первых, хозяином оказался человек творческий, а стало быть не зашоренный всяческими стереотипами вроде "рядом с камином должно стоять кресло" или "на кухню непременно должна вести дверь". Во-вторых, за перестройку квартиры взялась архитектор Инна Наринская, которая по достоинству оценила предоставленную ей свободу.
Когда же выяснилось, что у заказчика и архитектора есть общая страсть - джазовая музыка, - заурядной квартире не оставалось ничего другого, как подчиниться мощной воле этих людей, изменившись в результате до неузнаваемости.

Сразу стало ясно, что здесь будет все время находиться масса народа. Дом требовалось обустроить так, чтобы в нем могли спокойно общаться, работать, слушать музыку и просто тусоваться хозяин и его многочисленные друзья и коллеги. А поскольку общение частенько затягивается за полночь, необходимо было тщательно продумать спальные места "быстрого развертывания". При этом все бытовые элементы хотелось видеть простыми, удобными и, главное, безотказно работающими - иными словами, не отвлекающими от нормальной богемной жизни. Банальные схемы здесь явно не подходили. Поэтому было решено создать в общем-то нетипичный для Москвы интерьер студийного типа, напоминающий знаменитые нью-йоркские джазовые студии с их особой артистической атмосферой.
После всего вышесказанного отсутствие хрестоматийного "проекта в папке" удивлять уже не должно. Эскизы пастелью и карандашом, рисующие характер и настроение будущего интерьера, шаг за шагом выстраивали его образ - с протяжными блюзовыми нотами растекающегося пространства и полиритмией жестких геометрических форм.

В шикарно свободной "общественной" зоне с двумя большими окнами на одной оси даже воздух "качает", как хороший "черный джаз". Едва разогнавшись в прихожей, приходится резко тормозить у "капитанского мостика", неожиданно возникающего у входа в гостевую зону.
STOP! Это - возможность перевести дух и сообразить, куда ты, собственно говоря, собираешься направиться. А выбрать есть из чего. Налево пойдешь - в гостиную попадешь, направо - в столовую-"таверну". Начнем, пожалуй, с гостиной.

Первым приковывает взор загадочный уголок с камином - пример виртуозной архитектурной импровизации на заданную господами проектировщиками тему. Дело в том, что по первоначальному проекту в этом месте находился санузел, и перенести его коммуникации оказалось практически невозможно. Тогда мощнейший кожух убрали внутрь колонны, а всевозможные стяжки и прослойки закрыли эффектным подиумом. Примененная для отделки дорогая и очень красивая смальтовая плитка - знаковый ход. Зашифрованный смысл прочесть несложно: очаг традиционно считается главной ценностью дома, его сердцевиной и символом. Постмодернистская игра заключается в том, что подиум, на котором "незыблемо" стоит камин, вдруг резко выдвигает вперед свой "корабельный нос".
Кстати, "бороздить моря и сушу" в этом доме могут толпы людей - демократичный ламинат выдержит любое нашествие.

Почетное место в гостиной отведено обычно столь нелюбимой архитекторами аудио- и видеотехнике. Она не только органично вписалась в пространство, но и задала тему глубокого черного цвета, звучащую и в остро синкопированном ритме порталов, и в предметах авторской мебели. Один из самых эффектных видов гостиной - лаконично-упругие по форме диван и кресло на фоне "кирпичной" стены с фототриптихом Дмитрия и Екатерины Поляковых.

Заказчик хотел, чтобы интерьер не успокаивал, а провоцировал движение. Причем речь шла о движении духовном, понимаемом как бесконечный процесс самосовершенствования. Ведь к фотографии и музыке со временем могут добавиться новые пристрастия. "Интерес ко всему" не дает застыть на месте. Он заставляет человека двигаться по спирали судьбы и вовне - к еще незнакомым сферам, и внутрь - к осознанию того, что уже произошло.
И квартира стала отражением "поиска" как образа жизни хозяина. Каждая деталь интерьера - элемент открытой системы: длинная секционная полка в гостиной может пополняться компакт-дисками, коллекция этикеток и постеров в столовой - картами путешествий или меню ресторанов, мини-галерея в спальне - фотографиями. Неслучайно практически вся мебель в доме имеет колесики: мобильность - неотъемлемая черта этого пространства.

В поисках наиболее емкого визуального воплощения идеи движения рассматривались разные формы перемещения на суше, на море и в воздухе. Наконец из перелистываемых книг и альбомов возник образ несущегося паровоза - MACHINE OF VISIBLE ACTION: идея, выраженная как программный манифест. Постеру сознательно предпочли художественную фотографию, так как для этого интерьера "сделанность" объектов руками человека, энергетика приложенного интеллекта важны принципиально.
А вот вам и многослойность прочтения: "машинная" тема на фоне имитации кирпичной кладки, контраст древнейшего строительного материала и совершенного механизма - чем не наглядное воплощение идеи прогресса? Диван же вблизи этих фотографий превращается в настоящий концептуалистский объект, парадоксально сочетающий в себе идеи движения и покоя, напряжения и расслабления. И все это - под метафизическим "звездным небом" натяжного потолка...

В углу, "на палубе с бортовыми огнями", уютно расположилась небольшая столовая. Массивные стол, стулья и табуреты из выкрашенного черной краской дуба прямо-таки завораживают своим строгим аскетизмом. На стене же - ностальгические свидетельства "радостей жизни": коллекции табачных и винных этикеток, постеры в стиле ретро и вообще всякие милые безделушки на полках-витринах.
Можете не сомневаться, что космополитическая сущность этой квазисредневековой "харчевни" примет и русский чай с вареньем, и суши с сакэ, и пивные посиделки в духе английских пабов. Тем более что здесь есть где поколдовать над всякими вкусностями - в распоряжении кулинарных экспериментаторов удобная и функциональная кухня.

Пройдя по небольшому коридору, попадаем в приватную зону квартиры. Здесь разместились так называемая многофункциональная комната, спальня и санузел.

Название многофункциональной комнаты говорит само за себя. В сущности, она предназначена для тех же любимых занятий - музыкой и фотографией, - только в более камерной обстановке. Пространство организовано очень практично: вместительный стеллаж отделяет рабочий стол от дивана (который, кстати, раскладывается и легко превращается в искомое спальное место для гостей).
Созданный здесь порядок невозможно превратить в хаос даже огромным количеством специального оборудования.

При всей своей практичности интерьер в целом вовсе не производит впечатления техногенного. В отделке применялись только экологически чистые материалы. В спальне льняные шторы с "грубой" бахромой, этнические подсвечники и музыкальные инструменты излучают собственную энергию, мощную и гипнотическую. Здесь, над изогнувшейся на синей глади пола кроватью, инсталлирована фоторабота Мэна Рэя SLEEPER - чуть ли не единственная деталь в доме, напоминающая о покое. Впрочем, это явно ненадолго, ведь завтра наверняка появится "интерес к чему-нибудь еще"...

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости