Вход

Дом по-скандинавски

дом общей площадью 1000 м2

Интервью подготовила: Ольга Гвоздева

Автор проекта: Сергей Рогулев

Фото: Петр Лебедев

Стилист: Ирина Тесля

Дом, построенный по проекту фирмы HONKA на Карельском перешейке, поражает воображение нестандартным сочетанием дерева, камня и стекла. Смешение материалов позволило придать типовому проекту совершенно необычный вид. Своим рецептом архитектурного тюнинга деревянного дома делится петербургский архитектор Сергей Рогулев

"Идея индивидуализировать дом, ввести металл, стекло и камень в интерьер и конструкцию деревянного дома возникла у заказчика, а я ответил на его пожелание, - рассказывает архитектор. - Хотелось, чтобы проект перестал восприниматься как типовой и превратился в самостоятельный, узнаваемый объект. Требовалось произвести апгрейд, тюнинг, создать микс из разных материалов, найдя баланс между ними. Сосновый брус, из которого сделан дом, мы "разбавили" стеклом, металлом и камнем и получили новую конструктивную основу".

SALON: Повлияла ли на характер архитектурного проекта окружающая среда?

 - Да, конечно. Этот дом "северный" - по технологии строительства, по местоположению. Он мог появиться где-то под Петербургом, в Скандинавии, в Канаде. Его архитектура характерна именно для северных широт, здесь нет и намека на средиземноморский или южноевропейский стиль. В рисунке фасада читается определенная суровость, подобающая климату и северной природе. И в отделке нам хотелось использовать материалы, которые встречаются на Карельском перешейке и в Финляндии. Прежде всего это гранит. Впрочем, были и отступления от правила. К примеру, пол в доме облицован бразильским сланцем, который идеально подошел нам по фактуре.

S: Довольно часто в тонировке домов из бруса встречаются натуральный цвет или выбеленные оттенки сосны. Но Вы предпочли темно-коричневый. Чем это обусловлено?

 - Это была наша общая идея - создать контраст между светло-серым камнем и темным деревом. Дерево становится своего рода паспарту, подложкой для более выразительных материалов - стекла и камня. Темный фон выгодно подчеркивает их цвет и фактуру.

S: Какие объемно-пространственные, функциональные задачи были в числе приоритетных?

-    На мой взгляд, загородный дом должен быть функциональным. В нем должна быть летняя кухня, что придает дому аромат. Должен быть открытый камин, или барбекю, или оборудованное место для костра. Должны быть навесы, позволяющие находиться на улице в дождливую погоду. Нужна возможность выйти из гостиной на крытую террасу. Дом должен быть ориентирован на окружающий ландшафт и приоритетный вид из окон. Все эти элементы необходимы. А в данном проекте мне хотелось найти золотую середину, чтобы все это вместе было не только функционально, но и выразительно.

S: Входная зона выглядит очень концептуально - стеклянная калитка в стальной раме, длинная лестница… Какую цель Вы преследовали?

 - Здесь нет ничего надуманного, одно органично вытекает из другого. У дома довольно большой масштаб. Хонковский брус - это очень осязаемая вещь. И, если делать такие элементы благоустройства, как входная зона, калитка, забор, из мелко масштабированных деревянных деталей, возникнет дисбаланс пропорций. Поэтому при проектировании нужно предусматривать какие-то крупногабаритные предметы. И я предпочитаю делать их из камня и стекла. Здесь стеклянная калитка служит своего рода визитной карточкой, это преамбула дома, демонстрирующая некоторые особенности внутренней архитектуры.

S: Нужно отметить, что и экстерьер, и интерьер выглядят очень цельно, один словно является отражением другого…

-    Это приходит само собой, когда думаешь о каждой детали. Вообще, загородный дом задает уникальный масштаб проектирования, где автор проявляет себя и как архитектор, и как декоратор. Надо уметь разбираться в генплане, планировке и виртуозно владеть материалом.

S: Каким образом подбирались предметы обстановки для этого дома?

-    Главными критериями были цвет, форма и пропорции. Я никогда не стремлюсь применять новинки (интерьер строится не на этом). Они мне интересны с точки зрения тенденций, но это не самоцель. Потому что если нет основного - авторского начала, то интерьер, построенный на новинках, очень быстро устаревает.

S: Не раздражает ли Вас - как архитектора - необходимость доводить проект до последней мелочи - до занавесок на окнах и посуды на кухне? Не кажется ли Вам в эти моменты, что Вы выполняете второстепенную работу?

 - Да, все это сдерживает. Но, если выйти на другой масштаб проектирования, можно потерять точность приема. И вместо того, чтобы что-то приобрести, скорее многое потеряешь…

Автор проекта Сергей Рогулев:
"У заказчика есть дома на юге и в средней полосе России. Он с удовольствием работает с разными архитекторами, в разных стилях - ему это интересно. А под Петербургом он захотел построить "северный" дом. Такой невозможно представить где-нибудь у моря, но на фоне гранитных валунов, мха и свинцового неба он смотрится очень органично. Этот дом с одинаковым успехом мог появиться в Скандинавии, на севере США или в Канаде..."

Аксессуары для съемки предоставлены бутиками VERANDA, Vetro, "Галереей дизайна/Bulthaup. Санкт-Петербург", мебельным салоном Grange

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости