Вход

КАРЛО ДЖОРЖЕТТИ:

Владелец мебельной фабрики Карло Джоржетти всегда шел против традиций: "Начни делать то, что хочешь и убеди рынок, что это то, что нужно"

Интервью подготовила: Наталья Седякина

На первый взгляд, в нем нет ничего экстраординарного: обычный бизнесмен. Когда он начинает говорить, становится понятно: он очень хорошо знает, чего хочет. У Карло низкий голос, довольно резкая, не итальянская жестикуляция. Про него говорят, что он деспот, что работать с ним фактически невозможно. И тем не менее ни один дизайнер за всю историю существования фабрики GIORGETTI не покинул фирмы и никогда не работал ни на кого другогоS: Когда Вы пришли в компанию?

- Очень рано. Я, к своему счастью или несчастью, совсем не учился. Не потому что не мог, а потому что не хотел. У меня так называемое "неформальное сознание". Мне было 14 лет, когда я начал работать. Но в определенный момент я все-таки понял, что учиться нужно, и в 17 лет пошел в вечернюю школу. А в 18-19 лет я уже был полноценным членом команды на фабрике.

S: Как родители отреагировали на Ваше нежелание учиться?

- С одной стороны, им было жаль, с другой - они ничего не могли поделать. Потому что я сказал: "Если вы будете посылать меня учиться дальше, то я вообще уйду из дома". Теперь я понимаю, что это было самое печальное, что мой отец мог услышать тогда от меня. Но, с другой стороны, такой поворот в моей судьбе оказался ненапрасным: через несколько лет, когда мой отец внезапно скончался, мне пришлось самому встать у руля - и я к этому времени уже все умел.

S: Вы, похоже, очень сильный человек?

- Был момент, когда говорили, что я настоящий диктатор. Но мой характер не был таким с самого начала. Не могу сказать, что слишком "сладким", но совсем другим. Почему я стал диктатором? Потому что всегда шел против традиций, против течения. А когда ты все делаешь наперекор, все вокруг настроены враждебно. И поэтому, когда у меня появлялась идея, вокруг не было никого, кто бы ее поддержал. Когда остаешься совершенно один, становишься сильнее.

S: Таким образом, дизайн продукции построен именно на еволюционности...

- Думаю, да. Есть два варианта попасть на рынок. Первое: это производить то, что требует рынок. Самый легкий вариант. И второе - это начинать делать то, что хочешь именно ты, и убеждать рынок в том, что это и есть то что нужно.

S: И как же удалось убедить рынок в том, что Ваша продукция - "the best of"?

- Мне просто посчастливилось, я думаю. Удача - большое дело. Мне повезло, что я нашел людей, которые поняли концепцию фирмы и смогли ее воплотить. Самым сложным в моей жизни и было найти таких людей. Моей задачей всегда было делать продукт, который отличается от всех других и который узнают именно как продукт GIORGETTI. Для того, чтобы этим заниматься, нужно было понять, кому доверить разработку проектов.

S: Как Вы нашли таких людей?

- Опять же, от "противного". Надо было найти людей, которые абсолютно никакого отношения не имели к миру мебели и к миру интерьеров. Но - архитекторов, с высокой профессиональной культурой. Настоящими архитекторами раньше были люди, которые умели строить, умели красить, делать скульптуру - вот кто настоящий архитектор, а не тот, кто умеет делать красивые картинки. И вот я подумал о том, что, когда я пойду к этим людям, получится что-то новое, что-то интересное. И первым, с кем я начал работать, был Скаларри - известнейший художник и архитектор. Потом пришел Криер. И когда я с кем-то из них разговаривал, он спрашивал меня: "Что ты хочешь? Я не понимаю, о чем идет речь. Я никогда не рисовал подобных вещей". И я отвечал: "Вот именно этого я и хочу. Я пришел к тебе, потому что ты не знаешь, как это делается. Так сделай мне, нарисуй". Он буквально доходил до бешенства и начинал что-то делать, не подумав. И вот так родилась совершенно новая философия.

S: Как Вам удавалось удержать дизайнеров при столь сложных задачах?

- Я был настоящий диктатор - чересчур серьезный, неприятный человек... Но я не был таким в душе. И когда я нашел людей, которые говорили на моем языке, я был счастлив. Думаю, я один из немногих, кто уловил, как нужно работать с персоналом. Все люди на GIORGETTI должны быть уверены в том, что они делают. Поэтому, имея такую уверенность, они навсегда остаются работать со мной. Каждую неделю мы собираемся, обсуждаем разные вопросы. Бывает, что я даже не произношу ни слова: наши рабочие взаимоотношения давно согласованы и налажены.

S Как Вы думаете, почему Ваши дизайнеры никогда не работали на другие фабрики?:

- Хороший вопрос, в точку, так сказать. Как раз сейчас одного молодого дизайнера 26-ти лет хочет увести очень крупный конкурент. Но обычно этого не происходит. Потому что те, кто пытается забрать "моего" дизайнера, - это, как правило, люди не очень большого ума.

У них нет собственных идей. Нет смелости. Поскольку даже для того, чтобы "воспитать" человека, нужна определенная смелость, рискованность. На сегодняшний день я не взял к себе ни одного человека с другой фабрики и ни одного человека не уволил. Если случалось, что кто-то уходил, то уходил он по собственной воле. Для того, чтобы дизайнер работал с тобой с удовольствием, красиво, у тебя должен быть с ним определенный feeling, так сказать. И очень важно, чтобы человек с тобой имел "близкую связь". Я не могу представить, чтобы Скаларри ушел на какую-то другую фабрику, где были бы такие же принципы, получил бы такую же свободу... Мы очень понимаем друг друга, в этом весь секрет. То, чем я занимаюсь, мне нравится. И потом, я всегда честен со своими архитекторами. Если мне что-то не нравится, я так и говорю, что это совсем никуда не годится - надо сделать по-другому.

S: Не страшно ли находиться в таком состоянии - "без конкурентов"? Это ведь очень большая ответственность...

- Очень интересный вопрос. Был момент, когда я боялся. Потому что, действительно, выбранный мной путь как бы ведет к изоляции. Ты идешь той тропой, которой никто никогда не ходил. И я прежде всего опасался "вариться в собственном соку", то есть не развиваться. И потом, у нас не серийное производство. Такова наша специфика, и с этим связаны определенные трудности. Большая индустрия нуждается в большом количестве продукта, и это ставит перед дизайнером совершенно конкретную задачу: у меня такие-то машины, необходима мебель таких-то габаритов, с такой-то ценой. Наша же работа ассоциируется для меня скорее с деятельностью большой мастерской, нежели с заводом, но с мастерской, которая работает с самыми передовыми технологиями.
Это очень важно для меня. Получается, что ты должен вложить в машины очень много, почти столько же, сколько и серийный производитель. При этом у нас совершенно другая стратегия, повторить которую невозможно. Нам удалось добиться того, что даже если кто-то и копирует наши идеи, то копирует все равно плохо. И мы все равно в выигрыше. И вот когда я убедился в этом, я смело пошел вперед и перестал бояться того одиночества, которого боялся раньше.

Интервью с дизайнером фабрики GIORGETTI Чи Винг Ло читайте в журнале "Salon-Interior" N11 (56) 2001

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости