Вход

Ларец с драгоценностями

трехуровневый частный дом общей площадью 380 м2 Армен Манукян Интерьер дома, превращенный архитектором Арменом Манукяном в своеобразный коридор времени - от античности к современности

Фото: Георгий Шабловский

Текст: Мария Юрьева

Архитектор: Армен Манукян

Мозаика: Кирилл Матюрин

"Вначале было слово". Слово "карт-бланш", которое сказал хозяин дома архитектору. Сомнений в компетентности и вкусе архитектора у заказчика не возникало, ведь они знали друг друга довольно давно. Атмосфера доверия была настолько полной, что хозяин знакомился с идеями по устройству интерьера уже тогда, когда они оказывались воплощенными Но давайте определимся со временем. Историческая (для дома, о котором идет речь) встреча состоялась полтора года назад. Как в задачке из школьного курса геометрии, было дано: готовый дом-коробка и огромное желание хозяина иметь крепкое, солидное жилье. Не однодневку, способную лишь недолго радовать глаз рафинированного эстета, а Дом, как говорят, на века.
Помимо солидности и прочности от дома требовалось еще и органичное совмещение несовместимого: камня и воды, пламени и льда. В конце концов, любое жилище, прежде всего, должно быть отражением хозяев - в данном случае, мужчины и женщины.

Самому же архитектору будущий дом виделся как драгоценный ларец, в котором хранятся и ожерелье Клеопатры, и меч Антония.

Ассоциации с древностью выстроили цепочку, своеобразный коридор времени: от античности (цокольный этаж) к современности, воплощенной на втором, приватном этаже.

Что означает для нас понятие "седая старина"? Подземелья, выложенные грубо тесаным камнем, совершенные формы греческих статуй и строений, извлеченные археологами из цепких объятий земли. И неразлучные Красота и Сила, вокруг которых строится мироздание.
Цокольный этаж - это почти подвал, подземелье. От этого и отталкивался архитектор. Так возникли - сначала в воображении, а потом и наяву - каменные арки и майолика на сюжет "Изгнания из рая". Для более правдоподобной иллюзии древности частицы мозаики сделали подчеркнуто грубыми и сдвинутыми относительно общей плоскости. Таким образом, цокольный этаж стал символической кульминацией всех исторических подземелий, в том числе и тех, где от римского произвола прятались первые христиане. Среди каменных глыб раскинулось подземное озеро-бассейн, отраженное в зеркальном потолке. Два озера - настоящее и иллюзорное - неслучайны, ведь в старину считалось, что все парное, симметричное - красиво. Асимметрия признана эстетами более поздних веков.
С этим тезисом в данном случае нельзя не согласиться, особенно в летний день, когда через открытую дверь зимнего сада слабый ветерок колышет теплую воду бассейна, и по потолку плывут отраженные волны.

И словно тайна из глубины веков, словно эхо давно умолкнувшего голоса - мозаичный медальон в античном стиле, выложенный на полу рядом с бассейном.

Иллюзию древнего подземелья поддерживают факелы-светильники в простенках арок.
Интересен и светильник в санузле: он и перевернутый факел, он и сталактит, что вырос за тысячу лет стараниями миллионов капель воды.

Но как бы ни мила была сердцу облагороженная преданиями и мифами старина, уже спешишь невольно дальше - вверх по лестнице. И вот уже перед тобой предстают Средние века. Выложенная из известняка стена гостиной, брутальный камин, больше похожий на очаг, прозрачно намекают на феодальный замок. Вот-вот послышится серебряная песня рога, и в гостиную ввалятся возбужденные, пахнущие лесом охотники.
Пенясь, потечет в подставленные бокалы вино из дубовых бочек, начнется бурная трапеза.

И среди этого абсолютно мужского царства - изысканный цветной витраж. Словно белый женский платок, брошенный на ристалище. Еще один довод в пользу контрастов, опровергающих и подчеркивающих друг друга.

Но время не остановить, и логика архитектурного решения ведет под готические своды кабинета. Здесь в иллюзорно бесконечную высь поднимаются узкие арки, осеняя совершенно иное мужское царство - царство отшельника и философа. Трудно найти более приватное помещение, чем ванная комната, именно поэтому санузел при кабинете тоже решен в откровенно мужском стиле. Антрацитовый пол здесь сочетается со стенами из черного мрамора с белыми прожилками, и подчеркнут агрессивными всполохами красного цвета. Узкий треугольник зеркала прочитывается как наконечник копья или лезвие трехгранного меча.
Совсем иной предстает женская ванная комната, размещенная на втором этаже. Ее отличают более плавные линии, а для отделки стен выбран табачного цвета мрамор с золотыми прожилками.

Зеркальный потолок делает санузел похожим на драгоценную пудреницу. Все уравновешивает нейтральный интерьер спальни, что неудивительно, так как это помещение рассчитано одновременно на обоих хозяев. Контрастные по сравнению с основным тоном стен декоративные балки и треугольные окна навевают ассоциации с шалашом.

Вот так, в век разгула воинствующего феминизма четкое разделение женского и мужского начал превратило интерьер обычного дома в заповедник исторических эпох, в котором комфортно живется всем его обитателям.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости