Вход

Легкое прикосновение Джаспера Моррисона

Стремление к упрощению формы в работах дизайнера Джаспера Моррисона

"Дизайн рождается не благодаря знаниям, а благодаря интуиции. Интуиция никогда не лжет." Джаспер Моррисон - бескомпромиссный сторонник пуризма. Его вещи - подлинные архетипы. Его дизайн дает форму будущему. Так говорят о Моррисоне. А еще на полном серьезе называют его стиль "новой простотой". Все бы пользовались такими "терминами", насколько легче было бы жить. Кстати, "легкости прикосновения" (это его собственное выражение) Джаспер ждет и от своих вещей.

Если в отношении современного дизайна позволительно употреблять понятие "классический", то произведения Джаспера Моррисона абсолютно под него подходят. Его огромный общеевропейский успех в течение последнего десятилетия совершенно уникален.
Следует учесть, что первые мебельные и интерьерные проекты Джаспер осуществил в 80-е годы, когда сцену заполонил пышный декор.

Кстати, небольшая биографическая справка. Родился в 1959 году в Лондоне. Учился много как все европейцы. В 1982 стал бакалавром по специальности "дизайн" в Кингстонской школе искусства. Еще три года провел в Royal College of Art, ныне одном из наиболее авторитетных учебных заведений в мире. Затем, получив стипендию, отправился в Берлин, уже в третью школу искусств. В 27 лет открыл в Лондоне свое бюро Office for Design.
Трудно даже рассказать о Моррисоне что-то необыкновенное: быстро добился успеха, много и стабильно работает, участвует в выставках, выигрывает тендеры... Бывают такие люди, живут себе спокойно, без рывков и революций, никому кровь не портят, ни себе, ни другим. Благодатность их характера, внутренняя умиротворенность освобождает все силы души на творчество и созидание. Джаспер Моррисон производит впечатление именно такого счастливого человека. В общем, нам остается внимать тому, что говорит он сам. А говорит Джаспер очень глубоко и интересно. Откуда узнаешь о современном дизайне, как не из первых уст? Похоже, Моррисону самому нравится осмыслять свою деятельность и ту ситуацию, в которой он находится.

Во всех воззрениях этого англичанина на дизайн есть только одно непонятное слово, правда, чрезвычайно важное и оригинальное - objectality, вещность, предметность. Справедливости ради не будем отдавать ему лавры первооткрывателя, ибо еще Аристотель говорил о лошадности.
Слово "человечность" нам уже знакомо. Ну, а лошадность - почти то же самое, но в отношении лошади (не сочтите это сравнение за каламбур).

В общем, Моррисон считает, что в вещи главное не функциональность, не совершенство формы (хотя куда же без них), но objectality. "Конечно, красивая вещь, если она непригодная, производиться не будет. С другой стороны, высокая функциональность вещи не гарантирует, что она будет хорошо продаваться. Дизайнеры должны придавать ей визуальный и концептуальный порядок и в то же время обеспечивать нечто, что с трудом поддается определению, - объектность. Сегодня даже электродрель должна ею обладать. Хорошая объектность - это что-то вроде встроенной рекламы. Она подсознательно или вполне откровенно влияет на нас, возможных покупателей. Разные виды объектности притягивают и отталкивают совершенно разных людей и по разным причинам. Однако без присутствия этого ощущения, которое апеллирует к достаточно широкому кругу, продукт не будет иметь успеха.
Как в кино, наиболее популярный фильм не обязательно самый интересный".

Не подумайте, что все эти рассуждения - скучны и заумны. На самом деле, это очень простые вещи, с которыми мы сталкиваемся каждый день. Представьте, вот идет женщина: белые длинные волосы, высокая грудь, перетянутая талия. Все оглянулись или хотя бы покосились в ее сторону? Потом кто-то заметит (а может, и не заметит), что блонд искусственный (и зубы тоже). А дальше как в анекдоте: "отстегнула ресницы"...
Однако несмотря на все возможные недостатки сначала было увидено женское начало и отреагировали именно на него. Первое движение - самое важное. Если сразу не повернешься, может, уже никогда больше и не встретишь. А товар в магазине - так уж точно. Чувствуете, к чему дело клонится - к прибылям, к ним самым.

"Вещность равнозначна личности. Это характер и дух Вещи. Вещность состоит из сочетания многих изменяющихся компонентов: форма-пустота, материал-недостаток материальности, выразительность функциональности, сексуальный посыл, цвет-недостаточность цвета. Все эти первичные компоненты мы оцениваем в первые мгновения, когда смотрим на вещь. И в результате она нам нравится или не нравится. Только в первом случае мы задумываемся о цене, качестве, полезности, долговечности... Если все наши требования удовлетворены, дело заканчивается тем, что вещь остается с нами жить. Затем, как только мы приносим ее в дом, быстро становится ясно, насколько верной была оценка.
Порой предмет с притягательной вещностью тут же обнаруживает свои недостатки. Он действует не так, как мы ожидали: ну, вот еще одна дурацкая штука, которая нам и даром не нужна. Однако бывает и наоборот. Вещь, которую мы приобрели без особого энтузиазма, лишь с течением времени начинает проявлять свои достоинства верным служением".

Итак, целая поэма под названием "Любовь к вещам". Отнюдь не мещанская, но очень плодотворная и полезная. А теперь спросим, какая же вещность у ваших вещей, мистер Моррисон? Ведь ваша простота особого рода.
Ее почти искусственные стандарты требуют специальных инженерных решений. Характерный пример тому - ситуация с трамвайным проектом для Ганновера. Рекламные постеры, которые обычно вставляются в прозрачные витрины на остановках, имеют стандартные размеры. Стенки же новой остановки Джаспера оказались слишком тонки для их размещения. Поэтому инженерам, отвечавшим за конструктивное воплощение дизайна, пришлось создать совершенно новую витрину на грани технологических возможностей.

...Есть что-то эфемерное в утонченной, элегантной скромности, оказавшейся среди бензиновых паров, запаха жарящихся уличных сосисок и городского шума. Ее красота наполняет человека несуетной гордостью, требуя особого к себе отношения.

Вот еще один красивый пример - салатница Saladim для фирмы ALESSI. Она имеет спокойную правильную форму и сделана из полупрозрачного пластика. Особенность модели - ее крышка может служить блюдом.
И суть не в том, что, покупая одну, вы, фактически, приобретаете две вещи. Просто это практичное решение необычайно изящно, а потому привлекательно. В обеих половинках Saladim есть две выемки, куда прислоняются ложечки для салата; ими же удобно ее и открывать. В этом случае Джаспер добивается лаконичной простоты благодаря хитроумию, помноженному на практичность.

Моррисон говорит, что неважно, каков предмет дизайна: стул, диван, телевизор или машина. Он проектирует все: от дверных ручек и пивных бутылок до трамваев. "Каждый аспект повседневной жизни достоин внимания и может стать предметом дизайна. Дизайн нужно рассматривать не как особую сторону процесса производства, но как метод, который можно использовать для любой ситуации, чтобы улучшить ее с точки зрения эстетики, функциональности и коммерции".

По словам Альберто Алесси, владельца одноименной фабрики, Джаспер - смелый и скромный человек одновременно. Такой же характер и у его вещей.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости