Вход

Моника Риттербанд

Интервью с художником Моникой Риттербанд, создавшей для датской фарфоровой мануфактуры ROYAL COPENHAGEN коллекцию "Музыка"

Интервью подготовила: Ольга Короткова

Три года назад художник Моника Риттербанд создала для датской фарфоровой мануфактуры ROYAL COPENHAGEN коллекцию "Музыка"

Мы встретились с Моникой в замечательное время и при не менее замечательных обстоятельствах: в канун Рождества, в самом настоящем Датском королевстве, в центре сказочного Копенгагена. Моника и сама как фея из сказки: в пушистой сиреневой шубке, добрая и улыбчивая, талантливая и умная. Любит людей (приятная редкость в наше время), ценит их за индивидуальность и неповторимость. И это не просто слова: все работы этого удивительного художника суть веселое признание в любви. К ленивцам и мечтателям, снобам и эгоистам, влюбленным и покинутым, к толстым и тонким, веселым и грустным. Она лепит разные-разные скульптурки и предлагает дарить их людям с подходящей "судьбой" - и тем выразить свою любовь. Ведь счастье - "это когда тебя понимают" и принимают со всеми пирогами и сапогами. Моника очень романтичная женщина. Она этого не замечает и вряд ли считает себя романтиком: просто она так живет, так творит свои произведения и так чувствует мир.

SALON: Как Вам пришла в голову идея "Музыки"?

 - Это длинная история. Она идет из самого детства. Мой дедушка по отцовской линии был моряк. Но не просто моряк, а рыбак. Он был удивительно музыкальный человек, по-настоящему: не просто любил музыку - не мог без нее жить. Когда он чинил сети, всегда напевал мелодии собственного сочинения. Так что можно сказать, он был и рыбаком, и композитором. Однако он не знал ни единой ноты. Что бы вы делали в такой ситуации, когда у вас куча новых мелодий, а вы не умеете их записывать? Правильно, вы бы бросились к телефону, разбудили бы среди ночи лучшего друга, промычали бы ему мелодию в телефонную трубку, и друг записал бы ее ноты. Дед так и поступал. К концу жизни уже была объемистая нотная тетрадь с его сочинениями. Я не знала своего деда, но тетрадь до меня дошла. Я поразилась, насколько разнообразны и индивидуальны его этюды, сколько характеров и сколько разных настроений на этих испещренных нотами страницах! И для меня, маленькой девочки, нотные знаки приобрели "жизнь", я увидела в них человеческие характеры... Я стала рисовать ноты, придумывать их жизнь… Вот так я когда-то фантазировала - и уже не смогла отделаться от этих детских фантазий. Потом мои нотки жили в виде маленьких скульптур. У меня их целое семейство, и всех я очень люблю. Каждый образ связан с прототипом: например, Sofa-note - образ одного моего друга, который обожает проводить время сидя у телевизора. Может быть, у каждого есть такой приятель. Есть "Длинноногая нотка", нотка-модель что ли, есть "Нотка-мечтатель"…

Я думала над тем, как здорово сделать такой подарок. Вы дарите фигурку - и рассказываете историю, каким вы видите этого человека. Это очень личный подарок. Или, например, в семье. Если ребенок ленивый, вы можете сказать ему об этом таким образом.
Еще фигурки помогут вам забавно сервировать стол: они укажут, кому где сидеть…

S: А как получилось, что Ваши рисунки перекочевали на посуду?

 - Совершенно неожиданно. Была выставка моих работ, и ко мне подошел человек из компании ROYAL COPENHAGEN, предложил сотрудничать, назначил встречу. Я не верила своему счастью! Что, вы думаете, было потом? Я опоздала на эту встречу! И не застала этого человека. Так нервничала, так спешила, в итоге повернула на автобане не туда, заплутала, расплакалась даже от досады на себя. Разумеется, приехала слишком поздно! Вернулась домой в ужасном настроении, поворачиваю ключ и слышу телефонный звонок. Это был самый прекрасный звонок из тех, которые могли раздаться в этот момент. Так я стала работать над коллекцией "Музыка".

S: Вы не боялись, что "Музыка" разрушит классические традиции марки? Ведь королевский фарфор известен по всему миру именно своими традиционными орнаментами, которым уже добрых две сотни лет…

 - Нисколько! "Музыка" не разрушает, а обогащает историю марки. Когда мне сделали предложение, представители фабрики имели в виду именно это. Им хотелось привнести в классический репертуар ноту современности, юмор, молодость.

S: Где Вы учились рисовать?

 - Я всегда рисовала, сколько себя помню. Среди моих родственников с маминой стороны полно художников. Мама - мозаичист, тетя - скульптор. Когда мне было лет 12-13, я помогала маме делать фон для мозаики и уже прекрасно знала технику. Позже я занималась скульптурой. Под Копенгагеном есть парк, который украшают мои скульптуры. Они такие огромные, восемь метров высотой! Так что у меня есть и очень большие скульптуры, и очень маленькие (мои настольные нотки). (Смеется.)

S: У Вас не было шансов не стать художником!

 - А вот и нет. Мама всегда хотела, чтобы я стала музыкантом. Да и я сама не всегда собиралась стать именно художником. Кроме музыки и чистого художества меня всегда интересовало Слово. И я выучилась на журналиста. То есть меня интересовали самые главные вещи, которые способны выразить человека. Я много лет проработала в издательствах, на телевидении… Восемь лет назад я оставила журналистику и полностью ушла в художество.

S: Откуда Вы родом?

 - Из Дании. Моя мама из Румынии, а папа из Голландии. Самое интересное, что его предки родом из России. Когда-то очень давно я была в СССР, в Ленинграде и Москве. Мне очень понравилось.

S: Сейчас все изменилось, Вы бы изумились…

 - Зимний дворец, думаю, нет. (Смеется.)

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости