Вход

На Финском заливе

банный комплекс (200 м2) с русской баней Сергей Рогулев

Фото: Петр Лебедев

Текст: Юлия Сахарова

Архитектор: Сергей Рогулев

В живописных окрестностях Финского залива появилось великолепное сооружение из стекла и камня, отдаленно напоминающее об органической архитектуре Фрэнка Ллойда Райта. Апартаменты являют собой архитектурно-философский оксюморон: это банный комплекс с русской баней, но в неожиданно новаторском исполненииSALON: Сергей, как начинался этот необычный проект?

 - Достаточно традиционно. Заказчик, очарованный поэзией этих мест, решил здесь обосноваться, построить дом.

S: И что же, он начал с бани?

 - Если по порядку, то он сначала построил деревянный дом. Затем появилась баня, если можно так назвать основательное сооружение из стекла, дерева и бетона.

S: Что сказал заказчик по поводу такого радикализма?

 - Он к этому был внутренне готов.

S: Вы уже имели опыт строительства бань?

 - Да, конечно. И кроме того, заказчик с готовностью воспринял мое предложение сделать нестандартную баню, то есть максимально отойти от банального образа "VIP-бани" в римском стиле, и в то же время предполагаемые размеры изначально исключали традиционную деревянную избушку.

S: То есть, вырабатывая стилистическую стратегию, Вы строили ее от противного?

 - Совершенно верно. Я четко представлял, чего я не хочу, как и мой заказчик. Кстати, он человек прогрессивный, молодой и по-хорошему амбициозный. И добавлю, большую роль для меня сыграл его нестандартный взгляд на многие вещи. Вы, наверное, удивитесь, если я скажу, что стеклянную стену в парной (что или нонсенс, или революционное новшество для русской бани) предложил хозяин. В русской бане ведь так не принято: обычно это маленькое оконце. Вот вам пример позитивного вмешательства заказчика в архитектурный процесс.

S: А еще?

 - Заказчик предложил соединить собственно банную (традиционно "мокрую") зону с зоной гостиной ("сухой" зоной) при помощи большого проема и стеклянной перегородки. Я-то планировал постепенный переход из одной зоны в другую, от одного состояния к другому, а он задал иной "темп" пространству банного комплекса.

S: Не кажется ли Вам, что этот темп соответствует такому экстремальному удовольствию, как русская баня?

 - Да, действительно, здесь можно провести определенные параллели: быстрота и экстрим - родственные категории. И я согласен, что русская баня всегда была экстремальным удовольствием: сначала ты сидишь в парилке, где температура 100 градусов, потом окатываешься ледяной водой или купаешься в снегу, потом опять паришься...

S: Похоже, русская баня Вам глубоко симпатична?

 - Да, я вложил в этот проект всю свою любовь к русской бане.

S: Не считаете ли Вы, что с точки зрения географической достоверности здесь, вблизи Финского залива, органично бы смотрелась финская баня?

 - С точки зрения пользы и соответствия национальному характеру - лучше русская. Хотя, на мой взгляд, бревенчатая архитектура в современной интерпретации становится банальной. Почему если это баня или загородный дом, то обязательно из деревянного конструктора? Будущее за fusion: архитекторы будут больше экспериментировать со стилями, микшировать разные материалы...

S: Но как же ему удалось убедить Вас?

 - Я понимал, что предельно открытыми могут быть, допустим, зимний сад или гостиная, но парная... Однако он убедительно доказал мне, что в его понимании парная может выполнять одну из функций гостиной: конечно, не в смысле приема гостей как такового, а создания ощущения особой "репрезентативности". Парилка ведь для русской бани - это то же, что бассейн в римской: мы не только паримся, но и получаем удовольствие от общения.

S: То есть банный комплекс получился новаторским благодаря творческому сотрудничеству с заказчиком?

 - Да, конечно. Но в то же время здесь много традиционного. Например, я использовал природные материалы: камень, дерево, сочетая их с металлом грубой обработки в стиле low-tech (противоположность high-tech). Столкновение материалов, а также рисунок конструкций, например, потолка, могут показаться брутальными, но это моя концепция природной темы, отсылающая к тем временам, когда мужчина был охотником.

S: Как отнеслись члены семьи хозяина к такой "мужественной" трактовке интерьера?

 - Они доверяют вкусу главы семьи. К тому же, следуя логике столкновения противоположностей, я наполнил помещения простой и изящной дизайнерской мебелью.

S: Столкновение противоположностей - это только архитектурно-декораторский прием или нечто большее?

 - В рамках этого банного комплекса - целая философия.
Дихотомия стихий и пространства. Огонь и вода, жар и холод, стекло и металл, дерево и камень - все это находит отражение и в конструкциях, и в цветовой гамме, сдержанной, но не однообразной. И даже в способах отделки природных материалов заложена игра противоположностей: например, я использовал и грубо обработанный камень, и сделал традиционный "реверанс" в сторону полированного средиземноморского песчаника...

S: Вы забыли упомянуть пару "прошлое и настоящее"?

 - Это не пара, а триада, она включает еще и будущее. А оно покажет, насколько я был прав.

Сергей Рогулев:

"Стиль банного комплекса, построенного в Разливе, я бы определил так: брутальность в духе минимализма. По-моему, он вполне соответствует идее русской бани, ее экстремальным удовольствиям. Я хотел сделать именно русскую баню, радикально отличающуюся от псевдоримских банных апартаментов, и в то же время уйти от образа деревянной избушки. Надеюсь, что эту задачу я выполнил".

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости