Вход

Очи черные

Посольство Индонезии в Москве

Фото: Дмитрий Лившиц

Интервью подготовила: Диляра Мурадова

У господина Сусанто Пуджомартоно, посла Индонезии в России, множество увлечений, но главных - два: чтение и пение. После того как его, главного редактора крупнейшей англоязычной газеты в Индонезии, назначили послом, с журналистикой пришлось временно расстаться. А вот караоке он привез с собой и теперь в тихом особняке на Новокузнецкой улице собирает друзей и поет вместе с нимиВ 1912 Наталья Васильевна Урусова, в девичестве Бахрушина, из знаменитого купеческого рода коллекционеров и меценатов, приобрела на Кузнецкой (с 1924 года Новокузнецкая) улице городскую усадьбу, на месте которой И.И. Рерберг, один из лучших зодчих Москвы того времени, построил изящное двухэтажное здание в неоклассическом стиле. Военный инженер по образованию, Рерберг предпочитал гражданские проекты. Его авторству принадлежат десятки общественных и частных зданий, в том числе Брянский (ныне Киевский) вокзал. Из его построек советских лет наиболее известен Центральный телеграф на Тверской. Внутри дом Урусовых был чрезвычайно удобен. Внизу размещались парадные комнаты, апартаменты второго этажа были предназначены для частного пользования. Все залы отделывались в разных стилях и меблировались на европейский лад. В 1915 супруг Натальи Васильевны Урусовой скончался, и через два года она эмигрировала во Францию. В национализированном особняке разместились советские учреждения, а в 1954 дом был передан Посольству Индонезии в СССР (с 1992 года - Посольство Индонезии в Российской Федерации).

SALON: Говорят, Вы прекрасно поете "Очи черные". Можно попросить Вас спеть?

-   Давайте вместе. (Поет на русском языке, потом по нашей просьбе переходит на сунданиз. - SALON.)

SALON: Хорошо как получается. У Вас есть музыкальное образование?

-   Нет, но последние десять лет в Индонезии прошли под знаком караоке. У нас каждый человек просто обязан уметь петь. Мы тут все поем: я, моя жена, мой секретарь…

S: Почему именно "Очи черные"? Не "Калинка", не "Подмосковные вечера"?

-   "Калинку" мы тоже поем, у нас хорошая коллекция русских песен. Но "Очи черные" - отдельная история. Многие индонезийцы уверены, что это их народная песня. Лет двадцать назад ее перевели на сунданиз (один из языков Индонезии), и она стала невероятно популярной. Скажите сейчас любому индонезийцу, что "Очи черные" изначально русская песня, - он вам не поверит.

S: "Очи черные" - это песня ностальгическая. Скучаете по дому?

-   Очень. Даже не столько по дому, сколько по разговорам, семинарам, театру, журналистике… По старой привычке я начинаю день с того, что выхожу в Интернет и читаю новости. Правда, работа у меня сейчас совсем другая. У журналистов все происходит быстро: утром я получал информацию - вечером писал колонку главного редактора и готовил к печати редакционные материалы. А вот дипломатическая жизнь достаточно медленная... Но в любом случае я считаю себя профессионалом, всегда стараюсь сделать все как можно лучше.

S: Как получилось, что именно Вас назначили послом в Россию?

-   У нас иногда случается, что журналистов назначают послами. Но лично я считаю, что послом в России должен быть ученый. Россия постоянно меняется. Дипломат, который работает здесь, должен понимать страну и то, что в ней происходит. Самое трудное - понять русскую душу. В 60-е годы у нас были очень близкие отношения с СССР. Тысячи молодых людей из Индонезии приезжали в Москву учиться… Но потом что-то изменилось. Надо сказать, что многие индонезийцы сейчас продолжают воспринимать Россию как Советский Союз.

S: Вы пытаетесь с этим бороться?

-   Я хочу изменить общественное мнение. Показать, что Россия сейчас совсем другая. Я собираю русские постеры от Октябрьской революции до наших дней. Уже четыре раза устраивал их выставку в Индонезии. Два года назад я начал собирать книги - о современной русской политике, экономике, культуре. Русские книги на английском языке в Москве сложно найти, но у меня все же собралась приличная коллекция из трех сотен книг. Конечно же, я читаю русскую классику - Пушкина, Достоевского, Булгакова… Представьте себе, многие индонезийцы даже не знают о существовании "Мастера и Маргариты"!

S: У Вас большая библиотека?

-   Около 10000 книг. В основном на индонезийском и английском языках.

S: Где же Вы храните все это богатство?

-   Самая большая комната в моем доме - это кабинет. Мне повезло, что жена любит книги не меньше меня.

S: Вы имеете в виду, наверное, Ваш дом в Индонезии? Кстати, это дом или квартира?

-   Дом. Мода на квартиры в Индонезии появилась совсем недавно. Но многие по-прежнему отдают предпочтение домам на одну семью. В квартирах мало места, много людей. А в доме больше света, воздуха.

S: Как выглядит Ваш дом?

-   Он одновременно традиционный и современный. Мы построили его не так давно, но я использовал старинные двери и окна, чтобы получилось сочетание старого и нового.

S: Вы приглашали архитектора?

-   Нет, все придумала моя жена. Мы купили старинные двери, потом старые окна, потом что-то еще. Так, шаг за шагом, дом и построили.

S: Коллекция книг, коллекция постеров… Какие сокровища Вы еще в нем храните?

-   Например, коробку с яванскими деревянными куклами. Около 150 штук в одном наборе. Я заплатил за них огромные деньги - им больше 100 лет, такие сейчас очень редко встречаются. Я привез несколько кукол в Москву. Еще у меня есть антикварная мебель, кровать в китайском стиле (так называемая opium bed) - ей 150 лет… В принципе нам уже нужен дом побольше, потому что я собираюсь всерьез заняться коллекционированием старой мебели, а ставить ее негде.

S: В московском доме Вам удобно?

-   Да, к тому же это дом с интересной историей. Мы уверены, что в нем живет привидение.

S: В самом деле? Вы его видели?

-   Я - нет. Но многие мои гости - да. Это женская фигура, одетая в традиционную русскую одежду. Проходит через стены. Появлялась несколько раз. Последний раз две или три недели назад привидение было замечено в здании нашего посольства.

S: Кстати, об одежде. Иногда нам удается увидеть послов в национальной одежде, но, кажется, не на этот раз? Вы ее не носите?

-   В Москве я, конечно же, ношу европейскую одежду. В Индонезии многие тоже носят западную одежду, хотя в особых случаях мы все же предпочитаем национальную одежду, такую как саронг - отрез ткани, который обматывается вокруг ног как юбка.

S: Да, зимой в Москве в саронге было бы холодновато. Вы давно ездили домой?

-   Я вернулся оттуда несколько недель назад. Возил в Индонезию русских бизнесменов. Организовал для них посещение чайной плантации. Столько впечатлений! Они в первый раз увидели, как растет чай… Вот парадокс: когда в России зима, в Индонезии особенно хорошо. У нас нет зимы, только сухой и дождливый сезоны. Солнце светит каждый день.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости