Вход

Отель идеального гарсона

Отель Ritz в Париже. История и фотографии интерьеров "лучшего отеля века"

Текст: Оксана Кашенко

Пять лет назад отель Ritz в Париже отметил свое столетие. Издание Travel&Leisure назвало его "отелем века", а Headway Report уточнило - "лучшим отелем века". О "Ритце" написано восемь книг и бесчисленное количество статей. Это о нем писал Пруст как об отеле в Бальбеке в его "В поисках утраченного времени". Это в Ritz все его постояльцы, находясь вдалеке, писали письма, начинающиеся словами "дорогой Ритц"... Это о нем Хемингуэй писал: "Сюда следует приходить с надеждой забыть, встретить, открыть" Уже в начале прошлого века о "Ритце" знал каждый светский человек. Фрэд Астер в 1929 году увековечил имя "Ритц", исполнив песню Putting on the Ritz, посвященную восхитительной атмосфере здешних танцевальных вечеров. Выражение быстро вошло в обиход и постепенно приняло значение "прифрантиться". Так имя отеля стало синонимом слова "роскошь", недаром фамилия его основателя - Цезаря Ритца - на французском означает то же самое. Но одно слово, каким бы оно ни было емким, не в состоянии описать отель, тем более "отель века".

В "Ритце" хорошо всегда. С каждым приездом в него влюбляешься все больше и больше, наконец ловишь себя на мысли, что скоро действительно будешь писать ему письма, начинающиеся словами, ни к кому конкретно не обращенными. Только к самому отелю - к огромной семье близких тебе людей. И вспоминаешь свой первый приезд в "Ритц". Зная, что здесь останавливаются практически все коронованные и привилегированные особы, от отеля ждешь чопорности и почти музейной атмосферы. Ожидания не оправдываются. Прожив в отеле всего лишь сутки, начинаешь понимать, почему Хемингуэй сказал, что когда он мечтает о рае, все время представляет "Ритц". Он больше чем отель. Это "идеальный отель мечты". Таким его задумал и воплотил Цезарь Ритц, человек, которого когда-то газета "Журналъ" назвала "идеальным гарсоном". Тогда он работал в ресторане "Вуазен" в Париже и только мечтал о своем отеле.

Цезарь Ритц был тринадцатым ребенком в семье пастухов из местечка Вале в Швейцарии.

В пятнадцать он уже был официантом. Спустя несколько лет - известнейшим устроителем банкетов у высокопоставленных персон. В Монако и Баден-Бадене, Риме, Париже и Гштадте. У всех на устах были организованные им приемы, когда вечером на Люцернское озеро вышли пятьдесят украшенных горящими огнями яхт и когда баден-баденский ресторан на один вечер превратился в тропический сад. Это Ритц приучил парижан пить чай в пять часов, ужинать в городе, отмечать торжества в отелях. В разное время Цезарь был директором римского Palace hotel и лондонского Sawoy. Путешествуя по Европе, в 1886 году он познакомился с Огюстом Эскоффье, шефом Люцернского гранд-отеля "Националь". Наверное, это было самое продуктивное знакомство конца девятнадцатого века. Во всяком случае все лучшее, на что даже сегодня ориентируется туристический бизнес, было придумано тандемом Ритц - Эскоффье. Неудивительно, что под их фантасмагорическую идею открыть лучший в мире отель инвесторы нашлись в мгновение ока. Репутация Цезаря Ритца была так высока, что однажды принц Уэльский, будущий король Эдуард VII, сказал: "Куда пойдет Ритц, туда пойду я". Так и вышло. 1 июня 1898 года на открытии отеля присутствовал и принц Уэльский, и все высшее общество как Старого, так и Нового света. Любопытно, но изначально отель собирались открывать на бульваре Аусманн. Инвесторы представляли себе гостиницу только в ряду других, рядом с вокзалом, как было тогда принято. Цезарь Ритц едва уговорил их на Вандомскую площадь. Его логика так понятна и близка нам сейчас. Площадь была спроектирована архитектором Версаля Жюлем Ардуэн-Мансаром в 1686 году. В 1705-м особняк под номером пятнадцать, который спустя почти два столетия занял "Ритц", принадлежал герцогине Де Грамон, потом - маршалу Де Лотреку и маркизу Ле Вилетту. Но все равно к концу девятнадцатого века назывался "грамонским". Другими словами говоря, дом был престижным, и площадь перед ним вполне могла бы называться королевской. В минуте ходьбы - модная, только что открытая Опера. На соседних улицах Сент- Оноре, Риволи и Камбон - художественные галереи, лучшие перчаточные и парфюмерные бутики. Место было выбрано идеально. Но это была только часть успеха.

Главное крылось в инновационном подходе к организации отеля. Отеля как места, где любая коронованная особа чувствует себя комфортнее, чем дома, а любая артистическая натура - свободнее, чем дома. Поставив перед собой цель, Цезарь сформулировал также и четыре задачи для ее достижения: правильная организация холлов и номеров отеля, наличие в отеле всех технических новшеств, изысканнейшая кулинария, безупречный сервис. Звучит просто, как дважды два. Но почему-то по сей день нигде, кроме "Ритца", эта система не работает на все сто процентов.

Правильность организации пространств столь тонкая и деликатная вещь, что познать ее умелость или неумелость можно подчас только на собственном опыте. Покажется странным, но Цезарь Ритц осознанно отказался от большого лобби при входе в отель. Вместо этого он устроил длинную галерею, по одну сторону от которой возле окна в сад стоят кресла и столики, по другую - расположены уютные салоны. В самый большой из них с верхних этажей выходит роскошная лестница 1751 года постройки. Эта лестница предназначалась специально для выходов в вечернем платье. Говорят, благодаря ее особому дизайну, женщины, спускающиеся по ней, кажутся более привлекательными... Рядом с входом была спланирована еще одна лестница - почти незаметная, для персон, прибывших инкогнито. Таких особ "Ритц" повидал немало. В разное время ими были в том числе король Великобритании Эдуард VII, марокканский король Хасан II и Уинстон Черчилль. Шила в мешке не утаишь, говорит пословица. Любой отель наполняется слухами и пересудами, когда в нем останавливаются высокопоставленные персоны. Но Цезарю Ритцу удалось построить систему обслуживания так, чтобы особу, прибывшую инкогнито, никто не видел, кроме узкого круга обслуживающего персонала. А последний он приучил держать язык за зубами. Впрочем, это уже касается сервиса.

Для каждого зала, ресторана и номера были разработаны свой стиль и своя цветовая гамма. Для номеров, выходящих окнами на север, Цезарь и его архитектор Шарль Меве выбрали оттенки шампанского и роз. Для номеров, расположенных на южной стороне, - голубые, серые и белые цвета. Цезарь предложил не останавливаться на каком-то одном стиле мебели, а смешать все лучшие французские стили: всех Людовиков, а также ампир и Директорию. Серебро и хрусталь Цезарь заказал у лучших производителей: Christofle и Baccarat.

Еще один отважный шаг: оборудовать абсолютно все номера ванными комнатами со всеми удобствами. Если учесть, что на тот момент даже у королей не было такой роскоши, понятно, почему многие из них приезжали иногда лишь затем, чтобы посмотреть на это чудо и организовать консультации своих специалистов у Цезаря. В ванной отеля произошел забавный случай с принцем Уэльским. Как-то ночью принц принимал ванну в прелестной компании. В какой-то момент он обессилил и не мог самостоятельно подняться. На ахи, охи и крики, исходящие от дамы, по понятным причинам никто не пришел, пока она сама не кинулась бежать за подмогой. Буквально на следующий день Цезарь Ритц повелел оборудовать все ванные специальной сигнализацией (цепочка, которую в случае чего нужно потянуть на себя). Именно благодаря этому конфузу все современные отели оборудованы подобными системами тревоги в ванных комнатах.

Также во всех номерах были телефоны (это произошло раньше, чем такое смогли позволить себе даже экстренные службы Парижа).

Третьей составляющей была кухня. За нее целиком и полностью отвечал лучший шеф-повар тех лет Огюст Эскоффье. Ему принадлежат многие рецепты французской кухни, какой мы ее знаем сейчас. Вот история изобретения известного десерта "Персики Мельба". Однажды певица Нелли Мельба, пригласив друзей на ужин, пришла к Огюсту с вопросом: "Что подавать на десерт: персики или мороженое?" Ответом стал новый шеде

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости