Вход

Поэтика рационализма

трехэтажный загородный дом площадью 500 м2 Ирина Борзова, Дмитрий Быков, Ольга Лазарева Единый функциональный архетип загородного дома, в котором минимализм двух верхних этажей сочетается с образом итальянской провинциальной "таверны" в цокольном этаже

Текст: Валерия Исмиева

Фото: Евгений Лучин

Архитектор: Дмитрий Быков, Ирина Борзова, Ольга Лазарева

Работы по металлу: Николай Гаврилов

Интерьер загородного дома, как правило, склонен к эпическому жанру. В крайнем случае - к форме семейной хроники или эссе. Но как быть с минимализмом, не имеющим, кажется, литературных аналогов? Разве что обратиться к жанру японской танки. Так или иначе, но именно минималистический подход, перефразируя слова архитектора Тома Мейна, предлагает наиболее адекватную современному сознанию "расшифровку разрозненной, рассеянной, разделенной природы бытия". Доминирующие качества интерьера, оформленного архитекторами Дмитрием Быковым и Ириной Борзовой, - ясная функциональность и созерцательность. Последнее предполагает недоговоренность как один из важнейших принципов поэтики, что позволяет сохранить свежесть и глубину образа. Первое же означает конкретность языка, который трансформирует метафору в осязаемую материю. Последовательное воплощение этих концептов придало пространству и интерьеру связность, целостность и убедительность.

"Стартовые условия" этого загородного дома не внушали оптимизма: невыразительный фасад; внутренняя планировка, сочетающая скучноватую традиционность с отважными попытками архитектора придать помещению нестандартность. Поэтому архитекторы выступили преимущественно как декораторы. Недочеты планировки удалось нивелировать за счет минимального количества выразительных деталей, скупых смысловых и декоративных акцентов, которые позволили реорганизовать пространство, придать ему логичность. Интерьеры нижнего этажа решены в дымчато-серых тонах (венецианская штукатурка и напольная плитка). Благодаря этому границы пространственных зон "раздвигаются", превращаясь в нечто едва ощутимое. Находясь в центре холла, объединяющего все зоны первого этажа, можно оценить выверенность перспективных построений, изящество цветовых нюансов.

Соотношение высоких окон, гладких стен и прямоугольных арочных проемов создает широкое свободное пространство. Игра разными масштабами - организующий принцип холла. Мебель, сгруппированная в локальные зоны - гостиную, каминную, обеденную, - зрительно увеличивает размеры помещения. Эстетика деталей сведена к предельному лаконизму: едва заметные профили на стенах, каскады ступеней и лестничного ограждения - все говорит о едином функциональном архетипе. Любая форма словно заботится об узнаваемости. Цветовые акценты сообщают холлу артистизм: пламя камина, зеленоватые витражи, занавеси оттенков цикламена и пиона, на фоне которых особенно сочно смотрится "зеленый уголок" рядом с гостиной зоной. Кстати, задрапированные окна - только здесь, в холле.

В других помещениях либо "экраны" рольштор, либо - строгие рамы из красного дерева. В просторном лестничном пространстве сохраняется широкий и строгий "ритм", который характерен и для приватных помещений на втором этаже. При этом, естественно, фактура диктует особенности декора. Так, палевые стены, дощатый пол в спальне гармонируют с массивной мебелью из венге. О восточной стилистике говорят гравюры в духе Утамаро. Ослепительная белизна ванной комнаты оттеняет элегантную керамическую сантехнику Филиппа Старка. В комнате старшего сына неожиданно появляется экстремальный стиль "техно" - в чуждом, казалось бы, общем контексте. Стальная "рельсовая" конструкция держит антресоль, на которой расположена спальня, и ведущую к ней спиральную лестницу. Два полусферических кресла завершают самодостаточность этого сюжета.

Оформление цокольного интерьера задумано как своеобразная антитеза эстетике верхнего этажа, хотя выполнено в рамках той же стилистики. Оставляя за собой право на сентиментальные привязанности, хозяева пожелали создать здесь образ итальянской провинциальной "таверны". Напротив входа появилась внушительная "старинная" печь, сложенная из кирпича, с живописной аркой для хранения дров и огромным раструбом вытяжки, как на старинных гравюрах XV-XVI вв. Над огромным дубовым столом подвесили пару великолепных кованых светильников, стилизованных под раннее средневековье. Как и бра, они были заказаны у псковских кузнецов-реставраторов.

Стены с частично снятой штукатуркой выглядят знаково. Ведь, по мнению Дмитрия Быкова, странно было бы видеть "старинный" интерьер, демонстрирующий свою сияющую новизну. Исключение составил только новенький бильярдный стол. Помимо "таверны" и нескольких подсобных помещений, в цокольном этаже помещается великолепная турецкая баня.

В этом просторном, полном воздуха и света доме чувствуешь себя не столько посетителем, сколько соавтором. Так, текст танки или хокку рождает бесконечную цепь ассоциаций, неявных при беглом чтении. Для искушенного читателя тайные смыслы множатся, расширяются, создают иллюзию сотворчества. Но сколь бы заманчиво ни выглядели широкие книжные поля, отсутствие скороспелых читательских ремарок, очевидно, является залогом новых впечатлений.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости