Вход

Состояние fusion

трехуровневая квартира общей площадью 311 м2 Сергей Рогулев

Текст: Людмила Лихачева

Фото: Петр Лебедев

Дизайнер: Сергей Рогулев

Могут ли мирно сосуществовать в одном доме "турецко-готическая" гостиная, кухня-бар, "китайская" спальня, ванная комната с египетско-римскими мотивами и "бильярдная графа Дракулы"? Оказывается, могут. И при полном несходстве образов умудряются производить впечатление естественности, присущей симбиозу различных ландшафтов в живой природе Секрет прост: эмоциональная окраска помещений достигнута не прямо, не путем буквальных стилизаций. Настроение создано более тонкими средствами - с помощью пропорций, света, цвета и аксессуаров. Речь идет о новой эклектике - fusion (англ. - сплав, слияние, синтез).
Взять, к примеру, низкие подиумы, расставленные дизайнером по периметру гостиной. В них есть что-то и от русских полатей, и от помостов, на которых в Средней Азии, сидя по-турецки, вкушают плов и чай.

Недаром один из подиумов, тот, что при входе в гостиную, автор называет "турецким диваном". Внешне - ничего турецкого, никакой восточной чувственности и неги: просто плиты в облицовке из искусственного мрамора. Но важна суть предмета. Эти полки - нечто вроде встроенной мебели, которая, в отличие от обычной, скорее принадлежит архитектуре. Они, как и их прототипы, предназначены для зонирования пространства по вертикали, для создания особой иерархии уровней. У человека, восседающего в установленном на возвышении кресле, возникает ощущение обособленности, уединения. А вещи, небрежно брошенные на подиум, произвольно образуют живописные композиции.

В то время как мебель - "движимая" и "недвижимая" - искусственно понижает "горизонт", освещение его приподнимает. И это контрастное сочетание несочетаемого - один из основополагающих принципов fusion.
В гостиной устроен второй свет (это единственная "правка", внесенная дизайнером в архитектуру дома). Увлекательно, сидя на дне светового "колодца", разглядывать балконные перила второго этажа. Не менее занимательно смотреть вниз сквозь стеклянный пол балкончика над библиотекой. Высокие окна гостиной прикрыты ролетами - раскатным шторным полотном. Аскетичные ролеты, по мысли дизайнера, позволяют уйти от будуарности, которую придают драпировки.

В соседней столовой освещение иное по тону и характеру: вместо струнок с галогеновыми "светлячками" - люстры зеленоватого стекла, а потолок "парит" над карнизом на "световой подушке". В итоге световая граница между смежными столовой и гостиной воспринимается как едва осязаемая... Чем темнее кулисы, тем светлее и возвышеннее главное пространство. Это - проверенный сценографический прием.
В таинственной полутьме прихожей посверкивают прожилки полированного каменного пола. Кухня похожа на бар: на потолке играют малиновые "сполохи"; световой круг от приспущенной над столом лампы насквозь пронзает стеклянную столешницу и выхватывает из полумрака блестящие контуры металлических предметов.

В цокольном этаже, где разместилась зона активного отдыха, ниспровержение стереотипов тем более уместно. В бильярдной обычно доминирует зеленый - таков, можно сказать, международный стандарт. А что, если поиграть в замок графа Дракулы, затянув стол кроваво-красным сукном и такой же краской выкрасить стены? По признанию автора и хозяев, красная бильярдная, не в пример зеленой, оказывает на игроков не успокоительное, а бодрящее воздействие.

Если в "общественных" зонах цокольного и первого этажей психологические портреты помещений выписаны с помощью цвета и света, в приватных комнатах второго этажа вступают в свои права аксессуары. Шторы и покрывало с характерным растительным рисунком нежнейших пастельных оттенков, свитки в бамбуковых рамах, светильник с абажуром из рисовой бумаги и прикроватная циновка сообщают спальне восточный колорит. В ванной комнате джакузи уживается с атрибутами дохристианских цивилизаций: с грациозной египетской кошкой Баст - покровительницей домашнего очага, с бюстом некоего римлянина на подставке в виде ионической капители и с греческой версией меандра. Таков fusion - экзотический коктейль.

Сергей Рогулев:

"У меня, как у каждого практика, есть свои "фирменные" приемы, всегда узнаваемые в новом контексте. Благодаря этим "наработкам" мне легко аранжировать любимые вещи хозяев дома так, чтобы в итоге возникало ощущение внутреннего единства частей и целого. Таким образом удается избежать противоречия между авторским замыслом и сложившимся стилем жизни заказчиков".

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости