Вход

В вихре воспоминаний

квартира общей площадью 186 м2 (Санкт-Петербург) Сергей Ерофеев

Фото: Георгий Шабловский

Текст: Ирина Андрианова

Вряд ли архитекторы и заказчица поняли бы друг друга лучше, пустись она в детальные объяснения: хочу такую-то лестницу, такой-то диван, такие-то гардины... Но она сказал просто: "Хочу приезжать из Москвы в родной Питер отдыхать, как на дачу". Сергей Ерофеев воплощал именно дух - дух нереального, сказочного Петербурга, Петербурга воспоминаний, - избегая при этом прямой стилизации форм. Здесь нет ни единого напоминания о работе - ни письменного стола, ни злобно попискивающего радиотелефона, ни даже прямых углов, которые словно решили расслабиться в мягких изгибах. Даже окна смотрят не на соседние дома, а вверх - чтобы видно было только серое, но такое привычное небо. Из узкой прихожей взору сразу открывается зона отдыха - то, ради чего хозяйка приезжает сюда каждые выходные. Здесь есть только она, только ее желания, ее мечты - и больше ничего.

Первый этаж традиционно объединяет гостиную, столовую и кухню.
Последняя не сразу заметна даже из центра помещения. Комната кажется просторней благодаря светлому колеру, колоннам, визуально удлиняющим стены, и причудливым просветам в потолке. Но все это - лишь преддверие бурных пространственных игрищ, ожидающих нас на втором этаже.

В интерьере не ощущается натужных попыток удержать стилевое единство. Наоборот, предметы подобраны нарочито "случайно". Может, даже слишком "случайно" - невольно появляются подозрения о неслучайности. Светильники располагаются вдоль линии окон точно в порядке исторической смены стилей: эклектика середины XIX, конструктивизм начала XX, минимализм преддверия XXI века. Классический камин появился в постмодернистской гостиной неожиданно: в последний момент просто не нашли ничего другого. А он возьми да и окажись как нельзя более "к месту".

Второй этаж, вопреки правилам приватной зоны, не ставит глазу барьеров.
Наоборот, он словно зовет заглянуть в свои тайны - то манящим просветом над зоной отдыха, то официальным приглашением дубовой лестницы, то видом, лукаво приоткрывающимся из кухни. (Перебивающий меня лирик спешит добавить, что нависающая над кухней площадка создана специально для дружеской болтовни: гость может общаться с хозяйкой, не мешая ей хлопотать на кухне). Что неудивительно: это гнездышко - не для уединения, скрывать друг от друга нечего.

Поднявшись по лестнице, первым делом нужно освоиться в охватившем нас пространственном вихре.
Любая ровная линия стремится предательски повернуть, дабы окончательно лишить вошедшего возможности рационально оценить размеры помещения. И посреди пространственных потоков - тихий островок с обсерваторией для наблюдения за "родным петербургским небом": уютный диванчик под чердачным окошком.

Любопытно, что бурные геометрические игры явились результатом простого "соглашательства" интерьера с конструктивными обстоятельствами: вместо того, чтобы отчаянно скрывать, архитектор решил их продемонстрировать - и те не остались в долгу. Вот, к примеру, забавная полоска паркета на ригеле, поддерживающем потолок - "А зачем это?" А затем, что ригель убрать было нельзя. И изогнутая линия галереи его обнажала. Вот и решили просто закрыть его паркетом, чтобы не торчала эта странная "труба" - наивность иногда подсказывает решения, до которых никогда бы не дошел сухой рационализм. Аналогичную интригу содержит "галерейка" (именно так, ибо пройти по ней могла бы только кошка) у наклонной стены.
Назначение этого архитектурного элемента - всего лишь замаскировать пристенную балку. Кажется, вовсе не обязательно продолжать ради этого жилую зону с паркетом и балюстрадой. Но лишний заданный вопрос добавляет интерьеру остроты, не отпускает, заставляет найти ответ. Ибо только такая архитектура выходит за пределы вверенных ей трех измерений.

Наша героиня сделала эту квартиру не для ублажения эстетических запросов гостей - она сделала ее для себя. Архитекторы приходят и уходят, а заказчики остаются - в холодном ли нагромождении стильных предметов или в теплом доме, где каждая вещь чем-то похожа на своего хозяина. Все дело в том, какая цель преследовалась при работе над интерьером. Москвичка родом из Ленинграда хотела спокойную гавань, где можно укрыться от всех ветров, вспоминать и мечтать. И оказалась достаточно твердой для того, чтобы не уступить соблазнам бездушной моды.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости