Вход

Вклад в историю

Посольство Республики Кипр в России

Фото: Дмитрий Лившиц

Историческая справка: Елена Савинова

Интервью подготовила: Ольга Бартенева

Леонидас Пантелидес, доктор философии, отец четверых детей и новый посол Кипра в России, приехал в Москву около года назад. С тех пор успел придумать и ввести в действие новую программу по получению виз через Интернет, запланировать путешествие по Транссибирской магистрали и устроить по своему вкусу один из самых знаменитых особняков Москвы-дом 9 на Поварской улицеПреданья старины
Домом №9 по Поварской улице в разное время владели люди, приближенные к кругам литературным, художественным или же придворным. Возможно, сказывалось влияние улицы: здесь обитали Сологубы и Аксаковы, Зубовы и Олсуфьевы, по соседству нанимала квартиру бабушка Лермонтова, и даже маленький Пушкин прогуливался по Поварской со своей няней. Первым примечательным посетителем особняка №9 был могущественный временщик Аракчеев, заезжавший в гости к своей фаворитке Варваре Петровне Пукаловой-жене синодального обер- прокурора. Устраиваемые ею ночные кутежи гремели на всю Москву. В 60-е годы веселая жизнь сменилась учеными занятиями: в доме поселился библиофил Петр Васильевич Щапов, чье богатое книжное собрание после его смерти украсило Румянцевский музей. Купец Давид Абрамович Морозов владел особняком недолго-с 73-го по 92-й, чтобы затем перепродать его Елизавете Дмитриевне Дункер, дочери Дмитрия Петровича Боткина-известного предпринимателя и коллекционера. По инициативе мужа Боткиной-инженера Константина Густавовича Дункера-в доме были заведены водяное отопление, электричество и лифт-большая по тем временам редкость. Для перестройки дома пригласили архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова, ранее работавшего в мастерской Франца Шехтеля. Он кардинально изменил общую композицию здания, сместив влево парадный вход и сделав ряд пристроек. После смерти супруга Елизавета Дмитриевна вновь вышла замуж, а в 1910 году продала дом Осипу Сергеевичу Цетлину. Семье Цетлиных особняк обязан новым барочным фасадом, сделанным архитектором Адольфом Зелигсоном, и званием «самого утонченного из русских литературных салонов». У сына Цетлиных, Михаила, творившего под псевдонимом Амари (что значит «для Мари», Марией звали его жену), бывали в гостях Волошин и Цветаева, Мандельштам и Маяковский, Бенуа, Серов и Добужинский... В 1917 году литература кончилась и началась революция. Особняк захватили анархисты. Выбивали их оттуда в апреле 1918-го жестоким обстрелом. В 21-м сюда переехал исправительно-трудовой отдел Наркомюста, обстановку вывезли-за чем из окна квартиры напротив наблюдал Бунин, оставивший последнее относящееся к дому литературное свидетельство в «Окаянных днях». С тех пор ничего интересного не происходило: в особняке обитали какие-то канцелярские учреждения, позже-представительство Судана... А в 2004 году здание отреставрировали и передали в пользование посольству Кипра.

Как Вы выбрали Вашу профессию?

- На самом деле, нельзя сказать, что я выбирал ее. Я изучал философию в Великобритании девять с половиной лет. Готовился стать ученым.

SALON: Как получилось, что с философским образованием Вы стали дипломатом?

- На Кипре нет специальной школы для дипломатов. Дипломатами становятся люди, которые изучали политические, социальные науки, литературу, философию и другие предметы и которые могут быть полезны в нашей работе. Я думаю, это хорошая система.

S: Почему Вы отказались от академической карьеры?

- Как знает большинство ваших читателей, в нашей стране были серьезные политические проблемы. Я мог и хотел помочь в их решении. Кроме того, работать по специальности на Кипре тогда не было возможности: я окончил институт в 1981-м, а университет Кипра открылся только в 1991-м. Я стал дипломатом-и могу сказать, счастлив, что сделал это. Сейчас мне кажется, что вещами, которые вам нравятся больше всего, лучше не заниматься профессионально. Философию стараюсь не забрасывать. Год назад я написал философскую книгу. Надеюсь, скоро она будет издана в России. Думаю, выход этой книги в вашей стране-хороший способ представить Кипр русским людям. Показать, что Кипр-это не только туристическое место, что у нас есть древняя история, культурные и философские традиции.

S: До Москвы Вы были послом в Греции?

- Да. Я работал там три года. До Афин был послом в Швеции, а до Швеции работал на Кипре в Министерстве иностранных дел. Я был главой канцелярии прошлого министра иностранных дел до 1998 года.

S: В какой стране было интереснее?

- Не думаю, что их можно сравнивать. У каждой страны есть свои особенности. К тому же передо мной стояли разные задачи. Когда я поехал в Швецию, Кипр только что обратился с просьбой о вступлении в Евросоюз. Я должен был сделать очень специфическую работу-получить шведский голос. В Греции было совсем другое окружение, другие обстоятельства. Поскольку у Кипра очень близкие отношения с Грецией, у меня было много культурно-представительской работы. В России все по-другому. Я очень хотел попасть сюда. Может быть, больше чем куда бы то ни было. В молодости я много читал о России. Мне было любопытно выучить русский язык, увидеть в реальности те вещи, о которых я столько читал. Надеюсь, ко времени моего отъезда у меня появится ощущение, что я больше не иностранец.

S: Когда Вы приехали?

- В середине ноября. Это было не очень хорошее время в отношении погоды. Дни короткие и темные. А потом пошел снег…

S: Вы увидели в нашей стране то, что ожидали увидеть?

- И да и нет. Сейчас у вас все течет и меняется. Но это только на первый, поверхностный взгляд. Если присмотреться внимательнее, можно заметить черты, близкие старой России.

S: Например?

- Я был на службе в русской церкви. Люди стояли в течение трех часов очень благоговейно. Это что-то говорит о русском характере, о терпении людей, о своего рода верности тому, что они делают. Что не может не вызывать восхищения. Эта идея есть в русской литературе.

S: Каким было Ваше первое впечатление от дома?

- Этот дом очень красивый, но когда я только приехал, он выглядел как музей. Я подумал, что должен сделать определенную работу, чтобы он действительно стал домом. Собственно, мне нужно было создать два дома. Один для посетителей и для моей работы и несколько маленьких пространств для меня самого, где я бы мог посидеть, почитать книги и т.д. Этот дом очень хорош в качестве резиденции посла. Но в то же время я живу здесь каждый день и хочу чувствовать себя комфортно.

S: Как часто Вы приглашаете гостей?

- Достаточно часто, несмотря на то что не так давно живу в Москве. Но хотелось бы использовать дом гораздо больше. Устраивать здесь выставки, приглашать молодых художников и музыкантов. Организовать здесь что-то вроде салона, чтобы дом мог функционировать не только как посольство.

S: Мебель, Вы привезли ее с собой?

- Нет, ее купили специально для дома. Когда я приехал, в комнатах мебели почти не было. Я не чувствую себя комфортно в больших пустых помещениях, предпочитаю небольшие пространства. Поэтому решил оставить некоторые из комнат незаполненными и сконцентрировал мебель в нескольких помещениях.

S: Вы что-нибудь привезли с собой?


- Картины, книги и музыку.

S: Этот дом отличается от тех, в которых Вы жили ранее?

- Он гораздо лучше и больше, к тому же российское правительство отремонтировало его в прошлом году. В Афинах у нас был очень симпатичный дом постройки 1931 года. Но в какой-то момент нам перестало его хватать-все офисы не помещались. Тогда я получил разрешение на строительство нового здания. Я купил землю, участвовал в заключении договоров, но при мне его не успели закончить. В Стокгольме мы жили в квартире, которая до нас принадлежала одной из солисток группы ABBA. Там была старая, но очень хорошая стереосистема. Динамики были установлены везде-в ванных комнатах, в спальне, в гостиной, в кухне.

S: Посол может выбирать д

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости