Вход

Владимир Каган: любимец Америки

"Я модернист. Моя миссия - миссия дизайнера XX века."

Фото: Диляра Мурадова, Кирилл Овчинников

Интервью подготовила: Диляра Мурадова

В Москву он приехал по поводу. Его огромный диван "Комета" занял чуть ли не половину совсем не маленького салона Roche Bobois и срочно нуждался в презентации. "Живая легенда" американского дизайна оказался милым дедушкой в оранжевой жилетке ("посмотрите на москвичей, они все в коричневом или черном - ужас!"), с набитым семейными фотографиями ноутбуком, очень обаятельной женой Эрикой и потрясающим чувством юмора. За которое ему можно простить все - от коммерческого успеха до американского происхождения. Хотя предки его, как выяснилось, были выходцами из России...Salon: Вас часто называют основателем американского дизайна...

 - Ну это немного слишком. В некотором смысле я - один из дедушек современного дизайна. Многие дизайнеры имитировали мои вещи...

S: Как Вы начинали?

 - После предвоенной депрессии, а потом войны появление новых идей было насущно необходимо. В 50-е Америка пошла по индустриальному пути, который никогда не привлекал меня: знаете, массовое производство, Чарльз Имс... Я предпочел плыть против течения. То, что я делал, сочетало в себе современный дизайн и традиции ручного производства. Я хотел создавать комфортабельные вещи для дома, в основе которых лежала бы философия "Баухауза". "Меньше значит больше" - для меня это означало больше воздуха, больше пространства и больше действительно важной мебели. Мы даже придумали новый слоган для нашей компании: "Один предмет от Владимира Кагана устраняет необходимость во всем остальном".

S: Как Вам удается сочетать интересный дизайн и коммерческую успешность?

 - Я долго шел к этому. Это своего рода баланс практичной концепции и эстетики. Если ты создаешь что-то очень красивое, но сложное и дорогое для производства, значит, это не мебель - а произведение искусства. Я стараюсь придумывать произведения искусства для жизни.

S: Вы работали с Мэрилин Монро, Фрэнком Синатрой, Донной Каран?

 - Представьте себе, Мэрилин Монро я не узнал. Она выглядела совсем не так, как на фотографиях и в фильмах. Была одета как "бабушка" (произносит по-русски). После ее ухода мой секретарь сказал мне: "Ты знаешь, с кем ты работал? Это же была Мэрилин Монро!" Мне приходилось больше общаться с ее мужем - писателем Артуром Миллером. Фрэнк Синатра... Нет, мне не приходилось встречаться с ним. Как, впрочем, и с другими известными людьми, которые покупали мою мебель. Но с Донной Каран я знаком. Она очаровательная женщина! Коллекционирует мою мебель. И с Томом Фордом работал. Нас свел его архитектор. Форд поставил мою мебель во всех своих магазинах: около 60 шоу-румов по всему миру, и везде диваны Владимира Кагана!

S: Мода влияет на Ваш дизайн?

 - Думаю, архитектура в большей степени. Архитектура для меня - это то, на что стоит смотреть. А фэшн - это цвет. Женщины покупают одежду, может быть, три раза в год. Люди покупают мебель, может быть, три раза за всю жизнь. Мне не хочется создавать вещи, которые сегодня будут модными, а завтра уже нет. Они должны сохранять актуальность в течение человеческой жизни. Они могут менять цвета и обивки, но дизайн должен быть классическим.

S: Какие архитекторы Вас вдохновляют?

 - Мне нравятся работы Захи Хадид. Ей, кстати, тоже по вкусу моя мебель.

S: Но вы такие разные!

 - Да, мы очень разные. Но основные законы одни и те же. Мы разрушаем "коробку". Дом, квартира, комната - это коробка. Я пытаюсь деконструировать то, что внутри нее...

S: Как Вам кажется, восприятие мебели изменилось за последние 50 лет?

 - Да, люди стали гораздо больше интересоваться своим домом. Сейчас дом становится крепостью, как это и должно быть. Люди проводят здесь все больше времени.

S: Как выглядит Ваша крепость?

 - О, она очень эклектична, как и все, что связано со мной. Моя крепость - это маленький музей вещей, от которых я получаю удовольствие. Мне нравятся антиквариат, стекло, серебро. Я собираю ар деко, ар нуво, 60-е, Venini, чешское стекло... У меня нет ограничений. Я пытаюсь создать мультиокружение, мультиэстетику в моем доме.

S: Как сочетается философия "меньше значит больше" с таким количество разных вещей?

 - "Меньше значит больше" - это то, что я проповедую, а то, что я делаю, - это больше, больше, больше... (Смеется.)

S: Что Вы думаете о минимализме?

 - У него есть право на существование. Он может быть красивым. Я восхищаюсь им безмерно, но я не минималист.

S: У Вас есть любимые периоды в истории мебели?

 - Я модернист. Моя миссия - миссия дизайнера XX века. Не могу представить себе, чтобы я придумывал стул в стиле чиппендейл или Людовик XIV. Но эти вещи вызывают мое восхищение и неизменно вдохновляют меня...

S:Что такое сейчас американский дизайн?

 - Думаю, в дизайне больше не существует границ. Дизайн полностью интернационален. Не стану утверждать, что одни и те же вещи одинаково продаются в разных странах. Европейцы любят мебель пониже, американцы - повыше. Европейская эстетика более чистая, американская - более практичная и комфортабельная. Американская публика ориентируется на огромные пространства и большие дома. Это вопрос практического применения...

S: Если говорить о Вашем дизайне, Вы ощущаете себя европейцем или американцем?

 - Мне всегда казалось, что европейцы восхищаются моей мебелью больше, чем некоторые американцы. Так что с точки зрения менталитета я больше европеец.

S: Почему же Вы не переезжаете?

 - Потому что у меня есть дети, и они все в США. Иначе я бы с удовольствием переехал завтра же.

S: Кто-нибудь из Ваших детей пошел по Вашим стопам?

 - Пока никто... У меня трое детей и пятеро внуков. У одной дочери модный магазин, другая занимается дизайном драгоценностей, сын - скульптор. Но у меня есть внучка, которой сейчас 7 лет. Ей нравится дизайн. Может быть, она когда-нибудь тоже станет дизайнером...

S: Ваша мебель очень мягкая и удобная. Насколько она отражает Ваш характер?

 - Мой отец говорил мне: 7 раз отмерь, один раз отрежь. Я отрезаю 7 раз и никогда не меряю. Но я гибкий. И милый. (Эрика смеется.) К примеру, мне совсем не нравится моя жена, но мы живем вместе уже 46 лет. Теперь вы понимаете, насколько я милый?

S: Чем Вам нравится заниматься?

 - Плавать на лодке. Фотографировать архитектуру. А еще я написал книгу The Complete Kagan. Она выйдет в 2004 году.

S: Что Вас больше всего вдохновляет?

 - Природа, архитектура и женщины. Женщины больше всего.

S: Если бы Вы не были дизайнером, кем бы Вы стали?

 - Фотографом National Geographic.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости