Вход

'Английский замок' с колониальными мотивами

загородный дом общей площадью 1500 м2 Дмитрий Овчаров, Гарольд Мосолов, Владимир Рылин

Фото: Зинон Разутдинов

Текст: Анатолий Можаров

Мне трудно представить себе, какие чувства владеют архитектором, берущимся за переделку коттеджа, стены которого сравнительно недавно были возведены неведомым предшественником. По-видимому, эти чувства не имеют ничего общего с восторгом. Ведь известно, что исправление чужих ошибок - занятие гораздо менее приятное, чем совершение своих собственных Интересен случай, когда архитектор и дизайнер подходят к решению задачи преимущественно декоративного характера творчески. Как если бы они реализовали весь проект сначала, с нулевого цикла.

Догадаться о том, что строили кирпичную коробку этого трехэтажного коттеджа и отделывали его просторные интерьеры разные архитекторы, невозможно.
При всей своей "безразмерности" дом органичен и в то же время многолик. Группе архитекторов под руководством Дмитрия Овчарова кое-что пришлось достраивать, кое-что менять в уже имевшейся конструкции. Основная работа свелась к разработке декоративной концепции и ее реализации в несколько ограничивающих безудержный полет фантазии рамках несущих стен.

Идея решить интерьер в "английской" стилистике несколько неожиданна. Как-то привычнее, когда в основу концепции ложится тема аскетичного Востока, реализуемая потом с известной мерой условности. Традиционность культуры англичан, дававшая всей Европе повод иронизировать над их пуританскими нравами (в том числе и в декоре интерьеров), казалось бы, должна отпугивать современного архитектора своей неаранжируемостью. Однако непредвзятый взгляд на английский интерьер (за исключением разве что выраженного георгианского стиля) обнаруживает в его "незыблемой" основе эклектику, начиная уже со времен королевы Виктории.
Несмотря на хваленый консерватизм населения туманного Альбиона, не удержалось оно и от соблазна разнообразить печальные внутренности своих "замков Броуди" позаимствованным из колоний ярким колоритом ориентальных культур. Эта легкость в отношении к строгому стилю и убедила в свое время Дмитрия Овчарова в том, что именно английские дизайнеры идут в авангарде современного искусства.

В представленной работе нет того, что Шекспир называл "the body and pressure of time" (само существо и груз времени). Архитекторы не собирались воспроизводить английский интерьер в русском доме буквально. Просто они импровизировали на тему "Green fields" и "Среди долины ровныя...".

А началась "игра" с флористического мотива, связавшего воедино три уровня здания. Коттедж представляет собой сложное в плане строение, состоящее из основного трехэтажного массива с мансардой и пристроенного к нему под углом двухэтажного флигеля с мансардой же.
Основное здание на всех этажах имеет в плане форму "базилики" с обширной центральной частью и "нефами" слева и справа. Три уровня центральной части связаны в самой середине пилоном, служащим опорой для средних маршей лестницы. Для оказавшегося на втором этаже здание со всей очевидностью видится трехсветным. Причем "декольте" между третьим и вторым уровнями намного превосходит "вырез" между вторым и первым. Решение стилизовать пилон под дерево с помощью реек из мореного дуба позволило придать ему акцентный и тектоничный образ, связать помещения дома в структуру единой "кроны" и сыграть на ассоциативном ряду (если верить Всеволоду Овчинникову, дуб - это символ Англии).

Впервые осматривая дом и очутившись на втором уровне, архитекторы остро ощутили "симптом вокзала", гулкую власть пустоты, уместной разве что в зданиях общественного характера. Существует много способов, позволяющих нейтрализовать эффект "избытка" пространства.
Сделать это можно с помощью чисто архитектурных приемов, либо подбором соответствующих деталей и материалов. Использование дерева как теплого материала могло бы помочь нейтрализовать эффект "избытка" пространства, создать атмосферу уюта. Но излишек древесных панелей повлек бы за собой слишком "английское", буквальное прочтение интерьера. Решено было в дополнение к многочисленным деталям из мореного дуба подобрать мебель, изготовленную по историческим британским образцам, украсить стены оригинальными гобеленами и постелить ковры ручной работы.

Неожиданно броскими для английского интерьера кажутся красные колонны с крупным орнаментом. На самом деле батиковая пестрота деталей, почерпнутая в колониях, вполне безболезненно интегрировалась в свое время в традиционный британский декор. В представительских помещениях коттеджа колористический всплеск многозначен и не сводится только к акценту на ориентальных увлечениях прототипа.
Дом прежде всего современен, и это тоже подчеркивается авангардным сочетанием цветов.

Красные колонны с орнаментом - это не что иное как элементы конструкции. Они установлены на всех трех этажах центральной части (и между третьим и вторым уровнями соединены еще поперечной балкой, декорированной аналогичным образом). На первом две из них обрамляют лестницу и вместе с пилоном разграничивают площадь на зону холла и зону столовой. Две другие красуются по углам столовой, среди мебели из светлого дерева.
Камин под старину, черная дверь на террасу и "органный" ряд черных реек на пилоне, в котором процитирован декоративный прием Чарльза Рене Макинтоша, не позволяют забыть об английских "корнях дуба".

Кроме того, в боковых "нефах" первого этажа сосредоточены помещения бытового назначения - с одной стороны и спортивно-оздоровительного - с другой. Последние сообщаются с бассейном, котельной и гаражами. На втором этаже непосредственно над столовой находится гостиная. Сочетание мебели в стиле ар-деко, гобеленов и окна-розы (или звезды, если угодно) с ультрасовременным камином смотрится вполне органично. А красные колонны и балка рядом с зеленоватыми тонами обивки и стен, плюс ритмичный повтор черных вертикалей на белом пилоне не оставляют никаких сомнений в авангардных замыслах дизайнера.

Обивка мягкой мебели библиотеки, которая расположена с противоположной стороны лестницы, подобрана в тон колоннам.
Перекликаются с ними и темный паркет пола, и книжные шкафы красного дерева. Справа и слева от центра второго этажа находятся хозяйские спальни и санузлы, отличающиеся колористической сдержанностью, классической строгостью форм и утонченным привкусом буржуазности. Кабинет хозяина, расположенный здесь же, дает, пожалуй, самый серьезный повод вспомнить об английской генеалогии декоративной концепции. Мощно кессонированный мореным дубом потолок со встроенным колесом-светильником, восточный ковер на полу, кожаная обивка кресла и дивана Честерфилд, мебель из тиса непосредственно приближают эту комнату к оригиналу. Третий этаж с галереей и гостиной отведен преимущественно под гостевые комнаты и интимные зоны, а чердак над флигелем полностью отдан детям.

В мансарде рядом с кинозалом расположена обсерватория.

Мощная "буферная емкость" эклектики позволит дому эволюционировать практически в любую из обозначенных архитекторами сторон. А то и во все сразу.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости