Вход

К минимализму на всех парусах

квартира площадью 250 м2 в жилом комплексе "Алые паруса" (Москва) Борис Уборевич-Боровский, Алексей Николашин

Фото: Зинон Разутдинов

Архитектор: Алексей Николашин

Фото: Евгений Лучин

Архитектор: Борис Уборевич-Боровский

Интервью подготовила: Ольга Короткова

Комплектация: Оксана Лобанова

Две квартиры в "Алых парусах", объединенные в одну, - такая история явила перед архитекторами сложную задачу. Трудно было "уложить" все помещения так, чтобы сохранить нормальную "логику повествования". Что это за логика, рассказывает архитектор Борис Уборевич-БоровскийSALON: Когда смотришь на готовый объект, невозможно вообразить, что здесь что-то могло быть не так, иначе, и еще меньше можно предположить, что были какие-то проблемы с планировкой... Были все-таки?

 - Были, разумеется. Одна квартира, образованная из двух, - такая ситуация не всегда есть автоматическое, так сказать, "математическое" решение проблемы с хорошей планировкой. Здесь мы, казалось бы, получили 250 кв. м, что само по себе не так много, но уже "возможность для маневра". С другой стороны, было нелегко придумать грамотную композицию.
Ведь обычно как: спальню полагается убрать вглубь квартиры, это интимная зона, где человек уже в халате и тапочках, а столовую и гостиную - весь этот дневной цикл жизни - расположить ближе ко входу. Планировка, лишенная логики, лишена и всякого смысла. Если нет логики, то может получиться, как выразился бы Гоголь, "не дом, а черт знает что такое". Здесь же, будучи поставлены в определенные условия, мы вынуждены были сделать спальню ближе, чем гостиная. Но все-таки из этого вышла неплохая история. Что мы получили? Во-первых, хорошую прихожую. Отсюда же, из прихожей, открываются направления во все помещения: двери в кабинет, спальню, и дальше через анфиладу мы движемся в гостиную. А происходит это так. Чтобы завязать некую планировочную интригу, по пути следования мы установили переходной модуль - это гнутая стена, напоминающая по форме парус. Парус "фиксирует" точку входа.
То есть вы входите и вдалеке видите парус (что само по себе в "Алых парусах" вполне естественно). А дальше, за парусом, пространство поворачивает в сторону гостиной. Светлая просторная гостиная "в конце пути" как бы разрешает планировочную ситуацию. В таком решении мне видится изюминка. А она обязательно должна быть в любом интерьере. Обязательно.

S: Какими мотивами Вы руководствовались в выборе стиля?

 - То, что мы работаем в современном стиле, это понятно. И руководствоваться чем-то никакой необходимости не было. Стиль для меня - вопрос решенный. Можно называть это минимализмом или как угодно еще - не суть важно. В любом случае (как ни назови) - современная эстетика. И это наш принципиальный подход. Считаю, что только он соответствует нынешнему ритму жизни. Более того, что только так и нужно.
(Заказчика, к счастью, убеждать не пришлось.) Ведь наше кредо - не столько дело вкуса, сколько правда самой жизни. То, с чего начинался современный стиль, хорошо известно. С конструктивизма. Райт, Роэ, Корбюзье - вот три кита, которые максимально восприняли дух конструктивизма и перенесли его из сферы чистого искусства в архитектурную практику. Говорить об этом можно долго, и это стоит того, но главный вывод таков: наше время выразило себя в определенной эстетике. Как и все другие эпохи, ХХ век выработал свой язык, свой образ мышления, свои формы выражения в такой-то пластике, таком-то понимании цвета, предмета, линии, плоскости и т.д. и т.п.
Почему это произошло, тоже понятно. То, что мы видим, например, в этой квартире, есть условная переработка того, что мы видим в повседневной жизни. Дизайн современного автомобиля, ноутбука, экрана плазмы - наш глаз воспринимает это каждый день, разве нет? Мы так живем, и зрение неизбежно усваивает эту информацию. И что в сухом остатке? В сухом остатке вот что: в интерьере не должно быть ничего лишнего, ничего такого, что можно "вычесть" из помещения - и не заметить потери. Какого-нибудь предмета: вазы, например, или кресла...

S: Вы шутите?

 - Почти нет. Мы "вынесли" все.
Оставили основу, каркас. Только то, чего здесь не могло не быть.

S: А дальше?

 - А дальше вы там живете... И еще один очень важный момент. Мы архитекторы, а не декораторы, поэтому пространство делаем архитектурными средствами - объемом, пластикой, цветом. В этой квартире мы применили ряд приемов, которые призваны "раздвинуть" пространство, сделать помещение зрительно больше. Стоит расцветить их чуть более выраженно или, упаси бог, более ярко - пространство начнет дробиться, "рассыпаться", мельчать. Это известный закон. Поэтому цветовая политика - единая для всего интерьера. Цвет выбеленного дуба, натурального камня, металла. Цвет крепкого кофе (древесина венге) подчеркивает суровую природную гамму.

Второй прием - стекло.
Мы соединили все комнаты стеклянными "интригами": между ванной и спальней - стекло, между кабинетом и зимним садом - стекло, между гардеробной и прихожей - стекло, между гостевой комнатой и гостиной - стекло, между детской комнатой и прихожей - тоже стекло. Если стекло становится в какой-то ситуации неудобным, нефункциональным, на такой случай предусмотрены рольшторы. Стеклянные границы, как известно, прозрачны и условны. За счет этого квартира воспринимается как единый, цельный объем, чего мы и добивались.

S: Задам провокационный вопрос. Не кажется ли Вам, что территория столовой в этой квартире напоминает комнату для переговоров?

 - Принципиальной разницы, по моему убеждению, не существует. Поймите правильно - я утрирую, конечно. Я имею в виду не функцию. Дело в том, что современная жизнь построена по единому модулю. Времени мало, перемещения стремительны, и пространство не должно "пестрить".
Человек прошлого и позапрошлого века помыслить не мог о такой скорости жизни - той, что для нас стала нормой. Скорость перемещений не только в пространстве, но и в информационном поле. А это влияет на все, в том числе на форму вещи, форму пространства, выбор цвета, - эти "величины" стремятся к минимуму. Вот и все. Возьмем, к примеру, стол. Уверен, что для подавляющего большинства европейцев такой предмет, как стол (или "идея" стола), ассоциируется с цельным куском дерева, неважно даже, пусть стекла или металла, но цельным куском.
Инкрустация же, всякий прочий декор воспринимается уже как нечто информативно нагруженное: "избыточность", "красивость" - либо "пришелец" из других культур, экзотика, либо установка на историзм, либо что-то еще. То есть это уже не стол как таковой, а "стол плюс...". Та же сетка отношений накладывается и на все остальное в интерьере: окно, стену, полку, кресло... неважно. Если делаем так, получаем правильный интерьер. А дальше - дальше вы там живете...

Борис Уборевич-Боровский:

"Для меня важно делать проект с ощущением того, что ты делаешь свой лучший проект, отдавая все свои силы, мысли, идеи. И только тогда можно надеяться, что все получится, и будет такое чувство, что это лучшее, что ты смог создать".

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости