Вход

Разрушение равновесия

квартира общей площадью 92 м2 Левон Айрапетов, Карен Аваков

Фото: Зинон Разутдинов

Текст: Людмила Федорова

Архитектор: Левон Айрапетов, Карен Аваков

Переступив порог этой квартиры, не сразу веришь, что находишься не в фантастическом лабиринте, а в обыкновенном жилом помещении. К сожалению, по фотографиям можно составить лишь очень приблизительное представление об этом интерьере, так как в сложном, многомерном пространстве каждую секунду открываются неожиданные новые ракурсы. Так что без подробного руководства в путешествии по лабиринту квартиры не обойтись. Причем жанр такого руководства будет ближе всего к детективному... Еще из прихожей квартира просматривается насквозь, по диагонали: уголок гостиной с барной стойкой, затем, через проем в стене гостиной - отрезок стены в диванной комнате и, наконец, кусочек хозяйского кабинета с окном. Однако пройти в кабинет так же по прямой не удается.
Сделав два-три шага в его сторону и заметив справа нагромождение углов (их образует несколько перетекающих друг в друга холлов), мы вынуждены отклониться от направления диагонали, чтобы обогнуть стойку бара. И тут обнаруживаем себя уже в гостиной, в центре которой - прозрачный круглый стол, "отраженный" кругом лампочек на потолке. Пытаемся понять, куда подевался проход в кабинет, но вместо него через "пролом" в стенах видим диванную, представляющую собой, собственно, часть гостиной. С опаской минуя острые углы, в какой-то момент в просвете между стеной и изогнутой барной стойкой замечаем кусочек кухни, который тут же скрывается. А мы оказываемся в пространстве между кабинетом хозяйки и диванной. Достигнув, наконец, кабинета, выясняем, что две его стены не смыкаются. В образовавшуюся щель пройти нельзя, но можно заглянуть. Заглядываем и понимаем, что там - гостиная, из которой мы только что пришли.
Зато повернувшись спиной к окну (тому самому, замеченному еще из прихожей), с облегчением видим, что можем двигаться по прямой. Мимо диванной - до спальни хозяйки. К ней примыкает гостевой санузел, многоугольный, как и все помещения. Спальня - единственная в квартире комната в привычном значении, то есть изолированная от общего пространства. Через раздвижную зеркальную дверь отсюда можно попасть в хозяйский санузел, впрочем, из-за внушительных размеров его следует называть не иначе как ванной комнатой.
Спальня и ванная с тренажером - наиболее обжитые помещения. Не без сожаления покинув их, попадаем в то самое скопление углов, которого испугались в самом начале. При ближайшем рассмотрении оказывается, что это несколько небольших холлов - перед спальней, диванной и кухней, - смыкающихся друг с другом. И, наконец, возвращаясь к прихожей, обнаруживаем кухню, тоже мельком уже виденную.

Когда первоначальный шок уступает место немного нервному любопытству, начинаешь осознавать, что за хаотичным на первый взгляд нагромождением углов, выступов, ломаных линий стоит некая авторская идея. Все пространство - фантастичное, перетекающее из одной формы в другую как будто во сне - подчинено несомненной логике, тяготеет к единому центру.

Автор интерьера, спокойный и уравновешенный по характеру, в архитектуре, по собственному признанию, является сторонником самых смелых экспериментов, нарушения всех норм.
Не испугавшись этого, заказчица - девушка с европейским складом мышления, не намеренная обзаводиться семьей (по крайней мере, в ближайшее время), - предоставила в его распоряжение собственную квартиру. Возможно, причиной было родство душ, возможно - желание эпатировать гостей. Результат, по крайней мере, оправдал все ожидания: он является примером того, во что безудержная фантазия архитектора способна превратить прямоугольник площадью 92 м2.
Созданию интерьера предшествовал образ, родившийся в воображении автора. Точнее, образа было сразу два, они четко прослеживаются в плане: это копье, вонзившееся в старую конструкцию, и птица, залетевшая в клетку и сломавшая ее. Много сложностей возникло с техническим воплощением замысла, так как дом старый, и в пробиваемых капитальных стенах имелись стяжки.

Силуэт копья-птицы намечен изогнутой линией барной стойки, ломаными очертаниями стен; он рельефно повторен на потолке, акцентирован точечными галогенными светильниками, черной плиткой выделен на полу. Внутреннее движение пространства, ощутимое в каждом уголке и закоулке интерьера, направлено к острию копья, которое приходится на кабинет хозяйки. К этому центру, открывающемуся из неожиданных проемов в стенах, неизменно возвращается взгляд зрителя.
Образ квартиры колеблется между иллюзией и определенностью, логикой и мистификацией, равновесием и уклонениями от него. Сами стены представляются не более чем декорацией, внезапно обрываясь - эти разрывы подчеркнуты подсветкой - и не доставая до потолка, так что он кажется парящим в воздухе.

Безусловно, жить в столь фантасмагорической квартире сможет не каждый даже из числа тех, кто считает себя противником стереотипов, хотя функционально она для жилья вполне пригодна.
Несмотря на непривычную форму, все помещения соответствуют своему предназначению: в гостиной могут собраться знакомые хозяйки, спальня вполне годится для сна, а кабинет, соответственно, для работы (при условии, что больше в квартире никого нет). Основываясь на опыте авангардистского искусства двадцатого столетия, архитектор предлагает заказчику совершенно неординарную квартиру-эксперимент. Однако и разрушение стереотипов здесь не самоцель, не результат безудержного самовыражения художника. Напротив, оно всецело подчинено конкретной задаче - созданию современного интерьера, где эстетическая экстравагантность совмещалась бы с практичностью и комфортом.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости