Вход

В лучах Питерского солнца

квартира Яков Волошин, Владимир Чувашев

Фото: Евгений Лучин

Текст: Марина Ширская

Архитектор: Яков Волошин, Владимир Анатольевич Чувашёв

Строитель: Константин Аввакумов

Художник: Александр Белик, Александр Ястребенецкий, Игорь Кулик, Владимир Качальский

Работы по стеклу (витражи и пр. изделия): Аркадий Натаревич

Работы по металлу: Николай Елгазин

Впечатления от интерьера, который вы видите, невозможно выразить в двух словах. Еще труднее поверить, что эта залитая солнечным светом квартира с "венецианскими" жалюзи на окнах находится не на берегу Средиземного моря, а где-то по-соседству Эта квартира - в некотором смысле исключение. Здесь нет претензии на оригинальность в современном, гипертрофированном понимании. Архитектура ведет свою "незаметную" линию - не шокирует входящего невероятными виражами стен и подвесных потолков, не обескураживает неожиданными цветовыми сочетаниями и т. п. Скорей уж интерьер тяготеет к прошлому, к классическим традициям.

От первоначального сумбура коммунальной квартиры не осталось и следа.
Трудно даже восстановить в памяти планировку и количество помещений, имевшихся до реконструкции. Теперь на площади 240 м2, где живет семья из четырех человек, царит атмосфера спокойной размеренности.

Согласно давно сложившимся интерьерным законам, квартира делится на две зоны. В одной размещены детские комнаты и родительская спальня, в другой - кухня, гостиная, кабинет. Своеобразным водоразделом служит большой холл с грубо оштукатуренными светлыми стенами и небольшим карнизом. В этом помещении минимум деталей, но зато каждый предмет по-своему необычен и вносит в пространство совершенно неповторимую ноту. Кстати, тем же свойством обладают почти все вещи, находящиеся в доме - от мебели до декоративных деталей. Поскольку холл имеет вытянутую форму, пришлось принять меры, чтобы избежать ассоциаций с коридором. Было решено расчленить помещение при помощи рисунка пола: подстаренная крупная плитка выложена тремя небольшими прямоугольниками.
В доме знают толк в старинных вещах. Прямо у входа, вдоль стены, расположилась скамья с резной спинкой, одновременно представляющая собой сундук. "Старинность" этой вещи обусловлена материалом - ее сделали из перекрытий старого дома, шедшего на капитальный ремонт. Чуть дальше стоит очень колоритный предмет из потрескавшегося дерева, с коваными накладками и массивным замковым механизмом - нечто вроде сундука или старинного сейфа на массивных ножках. Освещают холл две люстры с "окислившимися" коваными каркасами.
Еще одним источником света служит широкая арка, соединяющая холл с утопающей в солнечных лучах гостиной. Даже в городе с весьма капризным климатом квартира остается настолько насыщенной светом, что жалюзи на окнах и балконных дверях не кажутся неуместными. Атмосфера средиземноморской виллы усугубляется верно подобранными предметами интерьера и не исчезает ни в одном из помещений.

Плитка плавно перетекает из холла в зону гостиной и, пройдя узкой полосой вдоль стены, в которую встроен камин, сменяется дощатым полом красного дерева. Перед камином стоит небольшой журнальный столик в деревенском стиле из потрескавшегося некрашеного дерева с металлическими скобами. По другую сторону арки расположились огромный белый диван, занимающий довольно большую часть гостиной, комод и столик с грифонами.

За широкими двустворчатыми дверями с мелкой расстекловкой - просторная столовая.
Взгляд скользит по тонким металлическим прутьям элегантных стульев, стеклянной столешнице большого стола, опирающейся на подобие античных капителей, слегка задерживается на фрагменте римского барельефа на стене и устремляется сквозь балконные двери на улицу. Вход на балкон оформлен в виде садового крыльца с кованым козырьком.

Кухня отделена от столовой полукруглой аркой. Витраж окна порождает яркую игру бликов на медных раковинах, каменных столешницах и словно изъеденных жучком поверхностях шкафов. Развивая заданную в столовой тему руин, архитекторы облицевали стены кухни мелкой каменной плиткой со сколотыми, будто под воздействием веков, краями.

Если вернуться в холл, можно попасть во вторую часть квартиры. Одна детская решена в голубых тонах. Ее главными украшениями стали печь с латунными дверцами и диван с выдвижными ящиками.
Для последнего были специально сшиты матрац и подушки, обтянутые тщательно подобранной синей тканью. Другая детская - желтовато-коричневая. Обе комнаты спокойны по характеру интерьера и нисколько не выбиваются из стилистики, заданной предыдущими помещениями.

О родительской спальне хочется сказать особо. Ее предваряет небольшая гардеробная с окном по одну сторону и многогранным витражом, вместившим ванную комнату, по другую. Гардеробная еще окончательно не завершена, пока постоянное место здесь обрели лишь длинный шкаф и напольное зеркало в белой раме. Перед самой спальней проход сужается, заставляя слегка замедлить движение в преддверии новых впечатлений.

То, что вы видите в открывающейся комнате, по-настоящему восхищает, хотя здесь нет ничего умышленно ошеломляющего. Можно, пожалуй, говорить о необычности помещения в целом, но она не нарушает единого строя развивающейся композиции.
В спальне совсем немного предметов: невысокий комод, большая кровать и тумбочки, на которых стоят скромные лампочки с латунными абажурами. Мастерам пришлось много потрудиться, чтобы придать оштукатуренным стенам "обшарпанный" вид. А вот, наконец, и главное украшение спальни - монохромная стенная роспись. Она изображает руины какого-то неведомого дворца с осыпающимися арками, лестницами, колоннами и обломками мраморных плит.

Из родительской спальни ведет целая анфилада: ванная, техническая комната, детский санузел.

За окном ванной - спокойный городской пейзаж с полинявшими от постоянных дождей крышами домов и нарядным куполом одного из многочисленных санкт-петербургских соборов. Своей неподвижностью эта картина явственно перекликается с настенной росписью. Стилистика аксессуаров ванной комнаты продолжает классическую тему: зеркало, обрамленное коринфскими колоннами, капитель-столик, витраж, мягкий узор бордюра, теплый бежевый оттенок облицовочной плитки...
Рассказывать об этой квартире можно еще очень долго, поскольку все - начиная с мебели и заканчивая тщательно подобранными кухонными принадлежностями и посудой - несет в себе определенную информацию. Но главное, пожалуй, в другом. Нередко случается, что интерьер превращается в полигон архитектурных идей, и за ними теряется основное назначение создаваемой квартиры - польза, прочность, красота.

Что касается квартиры, о которой мы говорили, то она являет собой яркий пример разумного баланса всех перечисленных составляющих.

Эти статьи могут вам понравиться:

Зимняя сказка

В этом загородном доме дизайнер Ольга Арапова представила свою версию традиционного классического интерьера, переосмысленного на современный манер и опирающегося на образы русского искусства и деревянного зодчества

#Интерьер #Дома #Екатеринбург

Умный город построили в Москве

В московском "Экспоцентре" в течение трех дней можно было посетить полномасштабную действующую модель "Умного города"

#Новости

Hello, Америка

Салон американской дизайнерской мебели DECORUM находится на территории бывшей фабрики «Московский шёлк», в здании, построенном в середине XIX века

#Новости

Три в одном

Интерьер этого загородного дома по проекту Максима Кашина навеян творчеством архитектора–модерниста Алвара Аалто

#Новости