Игра стихий

Деконструктивизм, ведущее направление в архитектуре ХХ века, приобрёл в интерьере ХХI века новые формы и новые смыслы

Дата публикации: 08.04.2015

Журнал: N5 (204) 2015

Деконструктивизм, ведущее направление в архитектуре ХХ века, приобрёл в интерьере ХХI века новые формы и новые смыслы

Всё началось с ХХ века, а точнее, с русской революции, откуда, если пригля­деться, и берёт начало модернистское (и постмодернистское) отрицание всего и вся. В архитектурной и интерьерной сфере это выглядит как отрицание привычных форм, взаимоотношений предметов и даже законов физики. Яркий пример—архитектура Захи Хадид. Не зря её с юности вдохновляли деконструктивистские опыты знаменитого супрематиста Казимира Малевича: для её зданий и интерьеров законы земного притяжения словно не существуют.

Многие из заметных архитекторов современности—Даниэль Либескинд, Рэм Колхаас, Бернар Чуми—работают в жанре деконструктивизма. Даниэль Либескинд, например, считает, что его дома надо читать «между линий» (у него есть и литературные произведения, которые надо читать, пользуясь тем же методом—между строк). Архитекторы– деконструктивисты—все, как на подбор, философы. Захе Хадид в последнее время оказалась близка концепция органических линий, природной «уступчивости», взаимодействия стихий: земли, воды, воздуха, огня. Интерьеры Захи Хадид текут, как река, а настенные панно воплощают в мраморе движение ветра. В России в ХХI веке деконструктивизм неожиданно «вошёл» в пространство частного интерьера—в работах Левона Айрапетова, Павла Романова, Кирилла Кручинина.

В каждом из этих пространств читается исток—супрематизм Малевича, но его тектонические углы отнюдь не просто переведены в 3D. В каждом конкретном интерьере—своё соотношение масс и форм, плоскости и цвета, своя работа с перспективой. В этих интерьерах (при том, что они ещё и уютные!) не покидает ощущение, что эти массы и объёмы явились в результате взаимодействий природных стихий, что они несут в себе природную энергию ветра, формирующего барханы, реки, текущей и образующей новую линию берега, застывшей лавы… Комбинация плавных линий и горизонталей с острыми углами даёт ощущение отсутствия гравитации. В этих необычных интерьерах чувствуется влияние Захи Хадид. Приходится признать, что она и впрямь оказала большое влияние на судьбу деконструктивизма в частном российском интерьере. А как же Малевич и пафос отрицания? Так случилось, что на своём пути деконструктивизм растерял бóльшую часть своей революционности. Эти интерьеры, эта мебель говорят ясно: он против буржуазности, но не против комфорта. Он против гравитации, но не против тех, кто крепко стоит на ногах. Он не для всех, но тем и привлекателен.

Полный текст читайте в бумажной или электронной версии журнала.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

Квартира с обложки: интерьер, который восстанавливает ресурсы

Женственный и элегантный интерьер, в котором учтены все требования и привычки заказчика, но с авторским видением гармонии и красоты — новая работа московского дизайнера Нино Зварковской.

#Интерьер #Квартиры #Современная классика #Москва

Бренд VitrA на XXX Международном архитектурном фестивале «Зодчество» и V Всероссийском архитектурном фестивале Best Interior Festival

Производитель всех товаров для ванной комнаты VitrA стал участником всероссийского фестиваля архитектуры и дизайна Best Interior Festival (BIF) в рамках Международного архитектурного фестиваля «Зодчество». 

#Новости

Не просто салон мебели: как архитектор оформила шоурум известной марки

Вслед за бутиками по всему миру — в Милане, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Майами, Тайбэе, Бейруте, Шэньчжэне — в центре Москвы, на Большой Якиманке, 15, открылся шоурум Henge —флагманский монобрендовый салон марки в России

#Интерьер #Магазины, салоны и шоу-румы #Москва

Новый адрес в Дубае — Hyde Hotel Dubai

В Дубае открылся новый отель бренда Hyde, первый за пределами США, «домашнего региона» компании.

#Новости