На рубеже столетий под сенью классики

квартира общей площадью 137 м2 Дмитрий Величкин, Николай Голованов

Фото: Зинон Разутдинов

Текст: Юрий Кагарлицкий

Архитектор: Дмитрий Величкин, Николай Голованов

Журнал: N4 (9) 1996

Всегда были и будут не приемпющие модернистскую эстетику как таковую. Как правило, это люди средних лет, стремящиеся к домашнему уюту, воплощенному в традиционных формах. Неудивительно, что их вкусы тяготеют к классике. Вот и здесь: хотя сам автор предпочитает не задавать себе строгих стилистических границ и апеллирует к тысячелетнему опыту архитектуры, его ориентиры очевидны. Но как бы ни были прозрачны аллюзии, необходимо, чтобы они складывались в гармоничное целое, а не в ученическую подделку под классицизм Отталкиваться приходилось от планировки, которую едва ли можно назвать удачной. Длинный коридор, "нарезанные" вдоль него комнаты, окна, выходящие на одну сторону-наследство коммунальной эпохи. Требовалось разрушить монотонную последовательность помещений, "сломать" ось планировки.
И тогда возникла неожиданная идея: сделать композиционным и тематическим центром интерьера проходную комнату, объединяющую гостиную, кухню и столовую.

Разумеется, подобное решение всегда чревато определенной негибкостью планировки. Хозяйская спальня и кабинет, решенные во вполне традиционном духе, оказываются отрезанными от санузла, а это часто вызывает неудобства. И автор признает: созданный им интерьер в известной мере авторитарен, он вынуждает хозяев подчиниться некоторым неписанным законам. Но ведь и классические анфилады в дворянских усадьбах прошлого навязывали жизни свой, достаточно жесткий порядок. Вот и отзывается эхо помещичьих дворцов в скромном объеме гостиной. Именно здесь классический дух преображенного пространства празднует победу.

Автор интерьера формулирует свое творческое кредо как реализацию крупных форм в малых масштабах.
Торжественная симфония классицизма аранжируется для камерного исполнения. При этом важно не втискивать классику в несвойственные ей, скромные даже по современным меркам габариты, но творчески переосмыслить ее, вызвав к жизни своего рода перекличку эпох и стилей.

Так появилась не заимствованная ниоткуда, изобретенная автором эллиптическая ротонда - как бы сжатая, с намеком на пережитую пространством деформацию.
О ротонде в строгом смысле слова говорить трудно: расположение колонн коринфского ордера лишь намечает эллиптическую тему. Зато она поддерживается и так или иначе обыгрывается во всех горизонтальных срезах интерьера: рисунок паркета задает пропорции полуосей; барная стойка и линии балок, покоящихся на капителях колонн, подчеркивают линию эллипса; наконец, на самом верху мотив эллипса получает закономерное завершение.

Интерьер гостиной построен, таким образом, на постоянном смещении планов. Колонны образуют символическое поле классицизма; роль же их в контексте постоянно меняется - в зависимости от точки зрения. Они то обозначают, фланкируют коридор, то огораживают вблизи стен укромные ниши, то выделяют в центре комнаты священное пространство домашнего очага, своего рода "магический эллипс".
Современные элементы, превращающие гостиную в интерьер со свободной планировкой и функциональным зонированием, вытесняются за пределы этого эллипса и задействуются только когда в них возникает необходимость.

Внутри же магического эллипса стоит традиционный семейный стол - непреходящий символ укоренившегося в поколениях быта. Именно о таком мечтали хозяева. Здесь сердце дома, его святилище, эстетическая и нравственная суть.

Может возникнуть ощущение, что интерьер, созданный Дмитрием Величкиным, классически упорядочен и регламентирован. Но в магическом эллипсе ротонды зияют просветы; в мир Порядка исподволь проникает дружелюбный, прирученный Хаос игры. Игра начинается уже в вестибюле - тесном помещении, где заниженный потолок и плотные филенчатые двери порождают особую, сгущенную атмосферу.
Дальше - пространство расширяется за счет повышения уровня потолка: навязчивую прямолинейность коридора автор с лихвой искупил щедрым использованием вертикальной степени свободы.

Неоклассические версии московских квартир заставляют задуматься о судьбах вещного мира нашего современника. На рубеже нового столетия, в противовес растущей нестабильности, зыбкости существования, у значительной части заказчиков сильна тяга к традиционализму, к преемственности поколений. На Западе эта преемственность осуществляется за счет предметного наполнения интерьера, - связь поколений там не прерывалась. А у нас трудно найти даже мебель, отвечающую требованиям хорошего вкуса. Что уж говорить о множестве мелочей, безделушек, предметов декора, без которых не мыслит своего жилища европеец. Вот и возникает стремление наполнить интерьер крупными формами - символами старого доброго прошлого, такими, например, как испытанный классический ордер.
Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

10 лучших растений для модного сада

Мы выбрали самые интересные варианты для оформления сада в 2019 году.

#Ландшафт и флора

Лучшее из московских салонов: японские обои и компактные столики

Самые интересные предметы мебели и декора, которые редакция нашла в столичных салонах в июле.

#Вещи

Марсель Вандерс: «Современная вещь — значит лишь то, что завтра она будет неактуальной»

Презентация коллекции сантехники New Classic, которую Вандерс разработал для фабрики Laufen, стала поводом для разговора о важных задачах для дизайнеров нашего времени.

#Люди

Миланские новинки: 32 предмета в современном стиле

Весной в Милане прошла главная интерьерная выставка Salone Internazionale del Mobile. Мы подготовили серию обзоров с самыми яркими новинками, представленными на ней. В этом речь пойдет о вещах в стиле люкс.

#Вещи