Сказочная интерпретация Востока

ресторан "Караван" Андрей Колобашкин, Илья Дмитриев Соединенные воедино древний Восток и современность, театральность и утилитарность в залах ресторана "Караван"

Фото: Денис Щигловский

Текст: Надежда Серебрякова

Архитектор: Андрей Колобашкин

Художник: Илья Дмитриев

Журнал: N2 (47) 2001

Концепция ресторана "Караван" с исключительно восточной кухней (г. Санкт-Петербург, Вознесенский проспект, д. 46) предполагала создание интерьера с колоритной атмосферой караван-сарая (постоялого двора), словно перенесенного к нам из древнего Востока. Интерьер не основан на точных географических ссылках. В нем воплощена лишь идея в ее сказочной интерпретации, более близкой и понятной европейцу, нежели какие-либо национальные и религиозные постулаты.

Интерьер состоит из двух залов и холла, имитирующего улицу старинного восточного города. О его древности говорит нарочитая "руинированность" стен: тщательно выписанная "облупившаяся" штукатурка словно напоминает о сказочной красоте и былом богатстве этого поселения.
Достопримечательностью первого зала стал открытый со всех сторон мангал, на котором повар виртуозно готовит традиционные благоухающие шашлыки. Колонны, обрамляющие его с двух сторон, покрыты желто-голубым орнаментом, которым в древности обычно украшали минареты. Во втором зале предстают во всем великолепии экспромт и ирония. Вдоль глухой стены разместился ряд закрытых беседок. Стены и потолки в них декорированы резным орнаментом. Ковры и диваны, на которых удобно не только восседать, но и располагаться более комфортно, кальяны и глиняные светильники, специально привезенные из Турции, - все это воссоздает восточный колорит отнюдь не "понарошку", а очень даже буквально.
Попасть в беседки можно по деревянным мосткам, переброшенным через весьма живописный арык. Его берега густо заросли травой, в зарослях видны глиняные кувшины, а также цапли, утки и аисты, тщательно отлитые из бронзы в натуральную величину. Из оазиса мы попадаем в "суровые будни" бедного аула, затерянного в бескрайних просторах Средней Азии. Сразу же за чинарой, простирающей голые ветви к небу (роль чинары играет тополь, выросший под Петербургом), - пустыня с одиноким верблюдом, лежащим на живописном бархане. Сначала кажется, что это чучело, но верблюд сделан из папье-маше! Поэтому Green Peace может не беспокоиться.

Авторы интерьера постарались соединить воедино древний Восток и современность, театральность и утилитарность ресторана, парадность и повседневность, свойственные любой культуре. И это им блестяще удалось.
Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

Интерьер custom-made: как работают русские мебельные мануфактуры

Актуальное направление в оформлении интерьеров — дизайн по индивидуальной мерке. Разбираем этот феномен вместе с экспертами фабрики «Интерио Гранд», российского лидера в сегменте эксклюзивных интерьеров.

#Вещи

Из первых уст: на что обращают внимание дизайнеры интерьеров в гостях

Хотите производить приятное впечатление с порога — прислушайтесь к этим мнениям профессионалов.

#Люди

Полностью белый интерьер для семьи с детьми

Белоснежный интерьер, в котором белое всё: стены, потолок, мебель, пол и даже посуда — новая работа архитектора Веры Герасимовой.

#Интерьер #Квартиры #Американская классика #Москва

9 удивительных торшеров, которые станут арт-объектами в интерьере

Торшер всегда воспринимался как светильник с претензией на что-то большее. А дизайнеры никогда не обходили этот предмет стороной.

#Вещи