Стратегия преображения

двухэтажный дом площадью 540 м2 Андрей Самонаев, Алексей Разоренов Гармония целого и ощутимая, но не акцентированная самоирония в архитектуре пространства частного дома, стилизованного под "классицизм" советской эпохи

Фото: Зинон Разутдинов

Текст: Алла Дубровская

Архитектор: Андрей Самонаев, Алексей Разоренов

Журнал: N11 (56) 2001

Самый роскошный "новодел" ничего не стоит, если за ним не прочитывается прототип - История. Сказать, что это незыблемый архитектурный закон, - нисколько не погрешить против истины. Особенно это правило верно по отношению к загородному дому, который просто обязан являть приметы минувших эпох. Пусть даже столь неоднозначные, даже одиозные, как отечественный "классицизм" советской эпохи. Эпохи теперь уже прошлого века Тяжеловатые и сухие формы "раннего сталинизма" преобразованы в "теплое" живое пространство. Стилизация выполнена таким образом, что "цитаты" обнаруживаются в отдельно взятых элементах. Целое же воспринимается по законам другого жанра. Главные правила - гармония целого и вполне ощутимая, но не акцентированная самоирония. Внешность этого дома не обещает никаких открытий. Типовое решение фасада, строгий декор.

Внутри же масштаб словно удваивается. Просторный холл и длинный коридор служат переходом к центральному "сюжету" - двусветному залу, объединившему анфиладу бильярдной, каминной и столовой зоны. Стоит помедлить у входа в гостиную, чтобы оценить стилистику, точно передающую "дух эпохи", в которой вполне органично чувствовали себя высокие бабушкины гости. Узкий коридор сухо и официально демонстрирует свою верность традициям довоенных лет. Монохромность серых стен нарушают только дверные проемы и узкое потолочное "зеркало" со строгими плафонами. Тем удивительнее выглядит "воздушная" композиция зала. Ослепительная белизна ордерных карнизов и чуть заметная желтоватая тонировка стен обеспечивают яркое знойное солнце даже в серый зимний день. При высоте потолка в 7 м пространство легко и свободно "дышит".

Причина - в точно выверенных пропорциях, соотношениях частей и целого. Широкий "шаг" - выходы в коридоры первого и второго этажей - подчеркнут прохладной зеленовато-серой тонировкой стен, которая придает пространству еще большую глубину. Широкая лента карниза с педантично выверенным рисунком профилей зрительно разбивает вертикальную "шахту". Отчасти ее высоту маскируют и глубокие кессоны потолка. Большие зеркала над камином против окна расширяют обозримые границы гостиной.

По обе стороны от центральной зоны пространство "расходится" в бильярдную и столовую, насыщенное и контрастное цветовое решение которых придает интерьеру сочность. Поистине, "бабушку", оставившую такое наследство, не в чем упрекнуть. Тут что ни деталь, то примета уже обозначенной игры. Например, светильники, особенно люстра и бра. Их силуэты-паутинки при внушительных на самом деле размерах (например, высота бра 1,90 м) оттеняют монументальную серьезность декорации. Массивные колонны на фоне затененных боковых зон особенно внушительны. Контрасты придают гостиной особую выразительность: пышные формы диванов подчеркивают прозрачную легкость эркера, открытых оконных переплетов второго яруса. Оттенки паркетной текстуры (мербау) и шелковые портьеры весьма "выпуклы" и живописны на фоне гладких стен.

По-видимому, среди членов бабушкиной семьи нашлись англоманы, впрочем вполне респектабельные, с классическим вкусом. Так как чем дальше от гостиной, тем заметнее эти приметы. Впрочем, к этому апеллирует уже рисунок оконных переплетов в двусветном зале (как и во всех остальных окнах, он выполнен по эскизам архитектора), оформление остекленных дверей и лестницы на второй этаж. Наиболее же полно на первом этаже "английская" тема заявлена в интерьерах кухни и кабинета, на втором - в ванной комнате. Спальня же хозяев оформлена с чисто французским шармом: подобная вольность привносит в общую прототипичную строгость дома элемент фантазийности и легкий нрав. Взаимная "приязнь" несочетаемых стилей была бы невозможна без точной согласованности всех деталей - на это надобен безупречный вкус.

Кухня и кабинет отмечены печатью особости. Тривиальная, казалось бы, вытяжка претендует на достоинство камина. Она отделана "древней" - ныне вновь модной - смальтой.

В кабинете главы семьи изящество общего решения делает незаметной стилистическую разнородность мебели и аксессуаров (последние, однако, оправданы своим происхождением: это - подарки). Все предметы удалось объединить в общую тему. Единственный зримый диссонанс - напольные часы в углу (тоже семейный подарок).

Интерьеры второго этажа выдержаны в более камерном ключе, что вполне традиционно и логично. Здесь расположены спальни и ванные. Воздушный рисунок лестницы - своеобразный эпиграф к изяществу спальни. Детали оформления графичны: рисунок обоев и покрывала, особенно ажурное плетение спинки кровати выполнено по эскизам самого архитектора. С ним сочетается рисунок решеток, которые отделяют спальню от гардеробной. Отсутствие остекления функционально: вместо того чтобы открывать тяжелые балконные двери, можно обеспечить приток воздуха через гардеробную.

Необычная конфигурация санузлов, жестко привязанных к системам воздухо- и водоснабжения, потребовала от архитектора большой изощренности. Санузел первого этажа имеет треугольную форму, а на втором, исходя из уже существующей планировки, комната детского санузла "вставлена" в ванную комнату взрослых. Смягчать неудобную конфигурацию последнего пришлось округлым силуэтом ванной, расположенной на угловом выступе. Ее форма задает мотив движения, строго структурированного ритмом пилонов. Ритмический рисунок "держит" и решение зоны умывальников. В деталях оформления и цвете был найден желанный компромисс: благородное сочетание цветов и фактуры плитки отвечало вкусу супруга, небольшие бордюры с цветочным рисунком - дань женскому вкусу. В санузле первого этажа, естественно, выдержана общая с парадными помещениями "официальная" интонация: белые стены, пол "шашечками", знаковый светильник под потолком. Но, присмотревшись, и здесь обнаруживаешь изящество игры: выверенное богатство фактуры, едва заметные абрисы пилястров, стильную сантехнику. В этих "второстепенных" помещениях особенно наглядны достоинства "режиссуры", способной каждый недостаток планировки превратить в органичную часть общего замысла.

Дистанция в семьдесят лет - отличный соавтор. В этом доме легко поверить, что за этот период все угрожающие подтексты растворились. Зато у дома есть нечто большее, чем просто история. Он по-своему распорядился с советской мифологией.

Алексей Разоренов:

"Заказчице хотелось, чтобы это был такой дом, "в котором проживала бабушка". Я вообразил возраст гипотетической бабушки: получалось, что она проживала в советские тридцатые годы".

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Эти статьи могут вам понравиться:

Дом, в котором жил Рональд Рейган

Он много играл в кино, а своё 70-летие отмечал, уже сидя в президентском кресле. Догадываетесь, о ком идёт речь? Рональд Рейган, 40-й президент США, а в юности плейбой и звезда Голливуда. Предлагаем вам взглянуть, как он жил.

#Интерьер #Интерьеры знаменитостей #Американская классика #США

Респектабельный интерьер с советской символикой

Подчёркнуто респектабельный, солидный интерьер с советской символикой — новая  работа архитекторов Ивана Качалова и Игоря Метёлкина.

#Интерьер #Квартиры #Неоклассика #Москва

Грузинский ресторан «Казбек»: душевное заведение с видом на «Москву-Сити»

Интерьер ресторана представляет собой собирательный образ гостеприимных грузинских квартир.

#Интерьер #Рестораны, бары, клубы и кафе #Эклектика #Москва

Фабио Мазоло: «Наша марка — это не мебель, а то, что за ней стоит: эмоции, стиль жизни...»

Фабио Мазоло — из третьего поколения семьи итальянских мебельщиков. Недавно он приезжал в Москву: в интерьерном салоне с говорящим названием Casa Ricca («Богатый дом») открылась экспозиция его марки Giorgio Collection.

#Люди