В жанре конструктивизма

дом (585 м2) под Днепропетровском

Дата публикации: 28.06.2000

Интервью подготовила: Надежда Налимова

Стилист: Анжелика Гарусова

Фото: Сергей Леонтьев

Архитектор: Наталья Усачева

Главный архитектор: Александр Киценко

Главный конструктор: Анатолий Сигаев

Прораб: Сергей Хайло

Журнал: N4 (115) 2007

Снаружи - лучи и полукружия парковых аллей, внутри - геометрия открытых, нерасчлененных пространств. В архитектуре - сочетание призм, полуцилиндров, плоскостей. А все вместе - геометрически выверенное единство

О целом и частностях проекта этого дома под Днепропетровском наша беседа с автором Александром Киценко.

SALON: Что определило внешний облик особняка?

- Функция. Архитектурные формы в данном случае не самоценны. Они существуют как оболочка, обрамление для рационально организованной жилой среды. Прежде всего мы выстраивали логические связи между помещениями, идя от схемы к пространственной композиции. Так появился основной объем парадной зоны с дугой остекленного фасада. К нему примкнули второстепенные блоки, выстроилась сама двухэтажная структура дома... Подобный подход, когда пространство, логически следуя функции, развивается изнутри наружу, не нов. Его провозглашали еще конструктивисты двадцатых годов прошлого века. Собственно, в этом жанре, жанре функционального конструктивизма, создавался и наш проект…

S: Каким виделось внутреннее пространство?

- Во-первых, высоким. Мы стремились к тому, чтобы все помещения были не ниже трех с половиной метров. Во-вторых, широким, просторным, растянутым по горизонтали. Вообще, хотелось, чтобы в архитектуре преобладала не вертикальная, а горизонтальная динамика. Хотелось слиться с окружающей средой. Поэтому было важно, чтобы перепад между основными уровнями (парадным и приватным) был не более чем в пол-этажа. Это удалось за счет размещения спален над полуподвальными помещениями - гаражом и бильярдной.

S: Стеклянный фасад, окна до пола - это тоже средство слияния со средой?

- Да, и весьма эффективное. Есть стеклянная стена. По одну ее сторону - столовая, гостиная, зимний сад, по другую - аллеи и газоны участка. Искусственный ручеек в каменном желобе течет по участку, а потом входит внутрь дома, в зону зимнего сада. Подобные приемы тоже устраняют границы между пространствами. Важно, что и сама планировочная структура интерьера имеет открытый, сквозной характер. Легкая перегородка между столовой и зимним садом, плоские пилоны между зимним садом и гостиной, перепад пола между холлом и бильярдной - все разграничения условны. Благодаря этому участок за остекленным фасадом просматривается отовсюду, везде ощущается сопричастность природе. К тому же этому способствуют нейтральность, стилистический минимализм интерьеров.

S: Минимализм повлиял на выбор материалов?

- Безусловно. Их набор предельно прост: дерево, металл, стекло; для стен - гладкая штукатурка... Хотя в каждом случае есть свои нюансы. Так, например, дубовая половая доска за счет специальной обработки сохранила волокнистую структуру дерева. А после нескольких покрытий и шлифовок приобрела благородный седоватый налет. Зеркало же, использованное в облицовке камина, после протравки кислотой тоже стало матовым, серебристым… То есть многие материалы обрели дополнительные эстетические качества. Или получили какое-то неожиданное применение. В кабинете, например, подвесной потолок мы сделали из стальной фильтровальной сетки, изогнув и подвесив ее на стальных тросах. Поверх сетки положили люминесцентные трубки светильников. Получился интересный элемент (и декоративный, и функциональный одновременно), вполне согласующийся со спецификой интерьера. Ведь это не просто кабинет, это еще и комната для прослушивания музыки, обильно начиненная очень дорогой и качественной аудиотехникой.

S: Присутствие аппаратуры в таком количестве связано с увлечением хозяина?

- Да. Заказчик - настоящий меломан и к тому же коллекционер (его собрание винила составляет более 3000 дисков). Есть и другое увлечение - книги. Их тоже много, причем зачастую раритетных (например, Брокгауз&Эфрон издания XIX века). В Ligne Roset для них были заказаны большие стеллажи в холле и кабинете. Эти фолианты (старинные и современные), как и красивая, качественная аппаратура, стали украшением дома. За счет внимания к ним дом приобрел необходимую индивидуальность, отвечающую характеру владельцев.

Автор проекта Александр Киценко:
"Для нас этот проект во многом стал реализацией собственных идей. Заказчики предоставили нам очень большую степень свободы. Ими был определен состав помещений, заданы ориентировочные площади, ну и общая стилистика - современная, рациональная, без декоративных излишеств. Во всем остальном - полный карт-бланш"

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

Квартира с обложки: интерьер, который восстанавливает ресурсы

Женственный и элегантный интерьер, в котором учтены все требования и привычки заказчика, но с авторским видением гармонии и красоты — новая работа московского дизайнера Нино Зварковской.

#Интерьер #Квартиры #Современная классика #Москва

Бренд VitrA на XXX Международном архитектурном фестивале «Зодчество» и V Всероссийском архитектурном фестивале Best Interior Festival

Производитель всех товаров для ванной комнаты VitrA стал участником всероссийского фестиваля архитектуры и дизайна Best Interior Festival (BIF) в рамках Международного архитектурного фестиваля «Зодчество». 

#Новости

Не просто салон мебели: как архитектор оформила шоурум известной марки

Вслед за бутиками по всему миру — в Милане, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Майами, Тайбэе, Бейруте, Шэньчжэне — в центре Москвы, на Большой Якиманке, 15, открылся шоурум Henge —флагманский монобрендовый салон марки в России

#Интерьер #Магазины, салоны и шоу-румы #Москва

Новый адрес в Дубае — Hyde Hotel Dubai

В Дубае открылся новый отель бренда Hyde, первый за пределами США, «домашнего региона» компании.

#Новости