Директория седзи

московская квартира общей площадью 170 м2 Наталья Ермакова, Дмитрий Быков

Дата публикации: 20.01.2002

Фото: Алексей Князев

Текст: Ольга Вологдина

Архитектор: Дмитрий Быков, Елена Кларк, Наталья Ермакова

Работы по дереву: Федор Галимуллин

Строитель: Андрей Толстой

Журнал: N10 (66) 2002

Наверное, можно было бы назвать этот интерьер эклектикой с раскосыми глазами. И действительно, в поисках стилевого и пространственного облика архитекторы обратились к восточной тематике, но не в коей мере это не стало буквальной "трансляцией" дальневосточной архитектуры. Тем более в том виде, в котором она чаще всего востребована в отечественной строительной практике: модное тиражирование древнеяпонского и китайского стилей По мнению архитекторов Натальи Ермаковой и Дмитрия Быкова, то обстоятельство, что их новый заказчик по национальности кореец (и, как могло бы показаться вначале, хотел иметь в Москве точную копию сеульских апартаментов), в меньшей степени повлияло на замысел. Скорее, его в целом философское отношение к жизни вдохновило авторов на поиски нестандартного решения.
В этом смысле идея интерьера космополитичного, но не лишенного определенного культурно-географического прототипа наиболее полно соответствовала представлениям заказчика о том, каким должно быть его будущее жилье.

Именно поэтому в дизайне уделено внимание традициям дальневосточного домостроительства в той степени, в которой современное жилое пространство будет понятно среднестатистическому европейцу. При этом восточная адресность не менее условна, как, впрочем, и "материковые" аллюзии, более того - в некотором роде стереотипна. Ведь те же самые японцы и корейцы давно живут в откровенном железобетоне, а жители Европы предпочитают чувственную классику или "цветочное" кантри. В этой связи ироничное обыгрывание сюжета "наши представления о них" вполне оправданно: куда же без "пресловутых" седзи или светильников из рисовой бумаги...
А если серьезно, то в архитектонике квартиры прослеживается японское влияние, правда трактованное весьма вольно. И если традиции каркасной архитектуры именно так и интерпретируются: характерные для нее конструктивные элементы выступают здесь в качестве декора, то тема трансформации пространства "принята" практически в первоначальном виде и по смыслу не противоречит европеизированному статусу квартиры. Тем более что сюжет раздвигающихся перегородок прочно освоен западным сознанием и уже не столько свидетельствует о национальной принадлежности интерьера, сколько сообщает ему глобальный, интернациональный характер.
Первоначальная планировка с жестким отделением общественной зоны от приватной не претерпела существенных изменений. Более того, проектировщики даже постарались подчеркнуть этот композиционный нюанс. "Тихая" часть дома - детская комната, кабинет и спальня - отделена от "шумной" и в прямом и в переносном смысле.

Итак, если в основе общей композиции - принцип разделения, локализации (подобно тому, как когда-то на Востоке дом делился на две части - мужскую и женскую), то схема активной зоны имеет противоположную природу. Раздвижные перегородки в public зоне позволяют моделировать, изменять пространство по усмотрению хозяев.

Пожелание владельца придать интерьеру евразийскую направленность привело, в свою очередь, к ряду интересных находок. Особенно в области предметного дизайна.
К примеру, заказчик хотел, чтобы в столовой можно было проводить обеденную церемонию не только в европейском стиле, но и по канонам восточного ритуала. Это обстоятельство подтолкнуло архитекторов к разработке собственного дизайна столовой мебели. Обеденный стол легко трансформируется в низкий на восточный манер. А проблему посадочных мест решают невысокие прямоугольные табуретки, которые помимо своей непосредственной функции могут служить в роли стеллажей. Вполне восточным мотивом стало и решение использовать участок, первоначально запроектированный строителями в гостиной под зимний сад, в качестве места для отдыха и медитации.

Дмитрий Быков:

"Для нас эта работа стала неким упражнением на восточную тему. Мы не японцы, не китайцы и не корейцы. В этой архитектуре не родились и, естественно, мало что в ней понимаем. Как и игра в старину - для нас занятие бесполезное. Куда интереснее адаптировать иное культурное мышление к современным российским условиям, сохранив при этом главные составляющие жилого пространства - уют, комфорт и индивидуальность".

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

Квартира с обложки: интерьер, который восстанавливает ресурсы

Женственный и элегантный интерьер, в котором учтены все требования и привычки заказчика, но с авторским видением гармонии и красоты — новая работа московского дизайнера Нино Зварковской.

#Интерьер #Квартиры #Современная классика #Москва

Бренд VitrA на XXX Международном архитектурном фестивале «Зодчество» и V Всероссийском архитектурном фестивале Best Interior Festival

Производитель всех товаров для ванной комнаты VitrA стал участником всероссийского фестиваля архитектуры и дизайна Best Interior Festival (BIF) в рамках Международного архитектурного фестиваля «Зодчество». 

#Новости

Не просто салон мебели: как архитектор оформила шоурум известной марки

Вслед за бутиками по всему миру — в Милане, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Майами, Тайбэе, Бейруте, Шэньчжэне — в центре Москвы, на Большой Якиманке, 15, открылся шоурум Henge —флагманский монобрендовый салон марки в России

#Интерьер #Магазины, салоны и шоу-румы #Москва

Новый адрес в Дубае — Hyde Hotel Dubai

В Дубае открылся новый отель бренда Hyde, первый за пределами США, «домашнего региона» компании.

#Новости