Интерьеры-невидимки: стирая границы

Стираются границы между архитектурой, интерьером и ландшафтом, одно становится органическим продолжением другого

Фото: Ольга Короткова, пресс-службы, Ardon Bar Hamas

Текст: Марина Волкова

Журнал: N9 (219) 2016

В течение многих веков дом воспринимался как укрытие. За толстыми стенами с узкими окнами-бойницами прятались от врага, а ещё раньше — от ненастья. В просвещённую эпоху дом стал местом уже других баталий: хозяева состязались на поле состояний, вкуса, статуса.

Ландшафт, пусть даже в варианте пейзажного английского парка, якобы нетронутого человеком, воспринимался как отдельная единица измерения. Всё вместе могло составлять ансамбль, но даже в рамках него существовать отдельно друг от друга. Каждый элемент жил по своим законам.

Интерьер Академии Полонского при институте Ван Леер в Иерусалиме. Проект Брахи и Михаила Чиутиных (Chyutin Architects)

Интерьер Академии Полонского при институте Ван Леер в Иерусалиме. Проект Брахи и Михаила Чиутиных (Chyutin Architects)


В начале 2000-х на волне популярность биоморфной архитектуры заговорили о том, что природное окружение может повлиять на облик дома. Но тогда это вылилось в имитацию природных форм в дизайне пространства и наполняющей его обстановки. В наши дни архитекторы пошли дальше и стремятся увязать архитектуру и окружение здания. Они снова составляют ансамбль, но теперь это уже единый организм, существующий в общей системе координат.

Выставочный комплекс Landscape Formation One в Вайле-на-Рейне. Проект Захи Хадид

Выставочный комплекс Landscape Formation One в Вайле-на-Рейне. Проект Захи Хадид

Интерьер становится частью экстерьера и наоборот. Границы между ними всё более иллюзорны. Отчасти это определило развитие технологий, в частности альтернативных источников энергии. Отчасти дело в перестройке менталитета: всё чаще говорят об ответственности человека перед «колонизированной» им планетой и пересмотре их двусторонних взаимоотношений.

Раковина Battigia, дизайнер Мишель Букийон (Michel Boucquillon), Antonio Lupi

Раковина Battigia, дизайнер Мишель Букийон (Michel Boucquillon), Antonio Lupi

Одним из провозвестников нового подхода стала постройка Захи Хадид Landscape Formation One в Вайле-на-Рейне, как бы выраставшая из окружающего ландшафта, порождённая им.

Выставочный комплекс Landscape Formation One в Вайле-на-Рейне. Проект Захи Хадид

Выставочный комплекс Landscape Formation One в Вайле-на-Рейне. Проект Захи Хадид

А в прошлом году прогремел потрясающий проект израильского архитектора Брахи Чиутиных — Академия Полонского при институте Ван Леер в Иерусалиме. Лёгкая, невесомая постройка буквально растворяется в парке. В лаундже нет стен, в комнатах для занятий — потолка. Интерьер есть, но его как бы и нет. Обставлять такие пространства предполагается также незримо присутствующей мебелью. Как та, что создаёт японский экспериментатор-минималист Токуджин Йошиока.

Интерьер Академии Полонского при институте Ван Леер в Иерусалиме. Проект Брахи и Михаила Чиутиных (Chyutin Architects)

Интерьер Академии Полонского при институте Ван Леер в Иерусалиме. Проект Брахи и Михаила Чиутиных (Chyutin Architects)

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Эти статьи могут вам понравиться:

Модные тропики: 10 ярких интерьерных новинок

Так мог бы выглядеть инстаграм Тарзана. Тропики в прямом и переносном смысле: листья и их интерьерные корреляты, мягкие оттенки джунглей от изумрудного до табачного.

#Вещи

Дом в Калифорнии, наполненный воздухом и светом

Дизайнер Юлианна Никулина оформила дом в Калифорнии, освежив интерьер под стать окружению.

#Интерьер #Дома #Современная #США

Бесплатные консультации дизайнеров и архитекторов от журнала «Идеи Вашего Дома» пройдут в Экспоцентре

С 19 по 23 ноября в ЦВК «Экспоцентр» в Москве пройдет «МЕБЕЛЬ» – крупнейшая выставка, которое ежегодно становится важным событием мебельного рынка в России и Восточной Европе.

#Новости

32 дизайнерских предмета для антистрессового интерьера

Как вы справляетесь со стрессом? Предлагаем три эффективных сценария с интерьерным подтекстом!

#Вещи