Интервью с Роном Арадом

В 2016-м году знаменитый Рон Арад отметил своё 65-летие. Спустя 10 лет после его последней выставки в Москве галерист Гари Татинцян привёз в столицу новые работы дизайнера. С Роном Арадом мы поговорили об одной из граней его творчества — предметном дизайне

Интервью подготовила: Дарья Самойлова

Журнал: №2 (223) 2017

РОН АРАД — дизайнер, художник, архитектор, академик Королевской академии искусств в Лондоне, обладатель титула The Royal Designer for Industry (RDI) и многочисленных профессиональных наград, в том числе London Design Medal (2011) и Compasso d'Oro (2016)

Рон Арад

Рон Арад



Закончил авторитетнейшую Школу архитектурной ассоциации в Лондоне. В 1981 г. основал фирму One Off Ltd, в 1989-м — студию Ron Arad Associates (обе совместно с Каролин Торман), в 2008-м параллельно открылось бюро Ron Arad Architects. Ретроспективы Рона Арада проходили в крупнейших музеях мира: Центре Помпиду (Париж), МоМА (Нью–Йорк), Центре Барбикан (Лондон), Пинакотеке Аньелли (Турин), Музее дизайна (Холон, Израиль).

Кресло Big Easy (1991), Moroso

Закончил авторитетнейшую Школу архитектурной ассоциации в Лондоне. В 1981 г. основал фирму One Off Ltd, в 1989-м — студию Ron Arad Associates (обе совместно с Каролин Торман), в 2008-м параллельно открылось бюро Ron Arad Architects. Ретроспективы Рона Арада проходили в крупнейших музеях мира: Центре Помпиду (Париж), МоМА (Нью–Йорк), Центре Барбикан (Лондон), Пинакотеке Аньелли (Турин), Музее дизайна (Холон, Израиль).

Кресло Big Easy (1991), Moroso


О ДИЗАЙНЕ И АРХИТЕКТУРЕ

Я изучал архитектуру, но не стремился стать архитектором. Тогда, в 1973 году, у меня сложилось ощущение, что Школа архитектурной ассоциации в Лондоне больше соответствует моим представлениям о художественной школе, чем любой другой институт. Там царила особая атмосфера. Это было время «бумажной» архитектуры, очень близкое тому, что происходило в 1920-е годы в России. Время концепций, которые принадлежат миру искусства, а не реальному строительству. Одновременно со мной училась Заха Хадид, на неё как раз огромное влияние оказали Малевич и русские конструктивисты. Меня же больше интересовали Марсель Дюшан и дадаизм.

В Школе архитектурной ассоциации я получил возможность учиться, свободно упражняясь в своей любви к реди– мейд. Я и подумать не мог, что буду проектировать мебель. Тем не менее моим первым предметом реди–мейд стало кресло, «собранное» из сиденья от автомобиля Rover P6, которое я нашёл на автомобильном кладбище, и металлического каркаса из полых трубок. Работая над Rover Chair, я больше думал о Марселе Дюшане и Пабло Пикассо с его «Головой быка» — ассамбляжем из старого велосипедного руля и сиденья, чем о дизайнере Жане Пруве, но так случилось, что именно это кресло увлекло меня в мир дизайна».

Стол для пинг–понга New Ping Pong (2008)

Один из самых известных и влиятельных дизайнеров современной индустрии, Рон Арад работает на стыке разных дисциплин: создаёт вещи–уникаты и малотиражные коллекции для галерей, сотрудничает с ведущими мебельными брендами (среди его клиентов— KARTELL, VITRA, MOROSO, FIAM ITALIA, DRIADE, ALESSI, CAPPELLINI, CASSINA), занимается архитектурным проектированием, оформлением интерьеров и паблик–артом. Творчеству Арада, бескомпромиссно стирающему границы между искусством, дизайном и инженерией, посвящена не одна крупная монография. Его скульптурные диваны и кресла из полированного металла, столы и книжные стеллажи из стали бьют рекорды на аукционах. Коллекционеры рассматривают их не только как предмет инвестиции, но и как возможность придать интерьеру уникальное художественное звучание. Неутомимый экспериментатор, он увлечённо работает с цифровыми технологиями, позволяющими открывать новые возможности и свойства материалов.

Один из самых известных и влиятельных дизайнеров современной индустрии, Рон Арад работает на стыке разных дисциплин: создаёт вещи–уникаты и малотиражные коллекции для галерей, сотрудничает с ведущими мебельными брендами (среди его клиентов— KARTELL, VITRA, MOROSO, FIAM ITALIA, DRIADE, ALESSI, CAPPELLINI, CASSINA), занимается архитектурным проектированием, оформлением интерьеров и паблик–артом. Творчеству Арада, бескомпромиссно стирающему границы между искусством, дизайном и инженерией, посвящена не одна крупная монография. Его скульптурные диваны и кресла из полированного металла, столы и книжные стеллажи из стали бьют рекорды на аукционах. Коллекционеры рассматривают их не только как предмет инвестиции, но и как возможность придать интерьеру уникальное художественное звучание. Неутомимый экспериментатор, он увлечённо работает с цифровыми технологиями, позволяющими открывать новые возможности и свойства материалов.

Стол для пинг–понга New Ping Pong (2008)


ОБ ИСКУССТВЕ И ПРОИЗВОДСТВЕ

«Несколько лет спустя в журнале Blueprint я прочитал интервью с Рольфом Фельбаумом, владельцем VITRA, в котором он утверждал, что Рон Арад — один из самых интересных дизайнеров Лондона. На тот момент я и не догадывался, что являюсь дизайнером. По приглашению Рольфа Фельбаума в 1986 году я создал для VITRA EDITION свою первую работу — Well Tempered Chair из пружинящей листовой стали. Я хотел сделать кресло, у которого нет ни «скелета»–каркаса, ни мягкого «мяса», только кожа, образующая форму. Как сплошная лёгкая линия на рисунках Матисса. Когда люди видят это кресло, они недоумевают: можно ли вообще на нём сидеть? Да, оно сделано из стали, но оно мягкое! Впрочем, возможность сидеть на нём — лишь дополнительная характеристика этого предмета, которая не делает его в меньшей степени произведением искусства...

Часто получалось так, что предмет, созданный ради художественного эксперимента, обретал затем воплощение в промышленном дизайне. Например, книжный стеллаж Bookworm, который сейчас выпускает KARTELL. Мне было интересно работать с листовой сталью, и я сделал для себя огромную полку в виде извивающейся ленты. Сейчас этот стеллаж — мой главный бестселлер. Похожим образом родилось и кресло Big Easy для MOROSO, и стул Tom Vac для VITRA, и многие другие вещи, запущенные в производство».

Музей дизайна в Холоне, Израиль (2010)

Музей дизайна в Холоне — один из самых выдающихся архитектурных проектов Рона Арада

Музей дизайна в Холоне — один из самых выдающихся архитектурных проектов Рона Арада

Музей дизайна в Холоне, Израиль (2010)


О ФОРМЕ И ФУНКЦИИ

«Одна из работ, которую мы привезли на выставку в Галерее Гари Татинцяна,— стол для пинг–понга из отполированной стали. Когда я показал его скульптору Энтони Каро, он сказал: «Какая отличная скульптура!». Он даже не заметил, что это был стол для пинг–понга... Одна из моих новых работ называется Useful, Beautiful, Love, это сиденье–качели, выполненное из ствола огромного кедра. На спинке я вырезал надпись — цитату из Уильяма Морриса: «Не имейте в своём доме ничего, кроме того, что считаете полезным и называете красивым». От себя я добавил «или любите», изменив назидательный тон этого высказывания. Если я люблю эту вещь, то почему должен давать какие-то объяснения? Я не приемлю инструкций и не верю в манифесты».

Книжный стеллаж Bookworm (1994), Kartell

Книжный стеллаж Bookworm (1994), Kartell

Интерактивный проект The Last Train

Интерактивный проект The Last Train: цифровой «холст», управляемый через iPad–приложение и повторяющий рисунок, оставленный на экране планшета (2013)

Интерактивный проект The Last Train: цифровой «холст», управляемый через iPad–приложение и повторяющий рисунок, оставленный на экране планшета (2013)

Интерактивный проект The Last Train


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Эти статьи могут вам понравиться:

Авторский подход: 13 новых интерьерых коллекций от гуру дизайна

Насколько сильно известные дизайнеры адаптируют свой авторский стиль к философии бренда, к маркетинговым задачам, к модным веяниям времени? На наш взгляд, все эти обстоятельства не повод идти на компромисс, они лишь добавляют граней дизайнерскому таланту. И эта подборка ещё одно тому подтверждение.

#Вещи

Квартира в центре Москвы в духе нью-йоркских апартаментов

Эта московская квартира, предназначенная для приёма гостей, призвана произвести впечатление.

#Интерьер #Квартиры #Американская классика #Москва

6 «обугленных» предметов интерьера

Поверхности с эффектом обожженного дерева и травлёного металла — самое то в сегодняшней интерьерной моде.

#Вещи

Стильный интерьер для бизнесмена: открытая планировка, тёмные стены и ванна в спальне

Специалисты киевского бюро 33bY Architecture решили превратить двухкомнатную квартиру площадью 97 квадратных метров в открытую студию. Заказчику такая идея понравилась сразу.

#Интерьер #Квартиры #Современная #Украина