Эстетика функции

квартира общей площадью 360 м2 Айк Варданян

Текст: Ольга Гвоздева

Фото: Петр Лебедев

Архитектор: Айк Варданян

Дизайнер: Вадим Кондрашев

Журнал: N3 (70) 2003

В середине ХХ века затянувшаяся дискуссия между функцией и эстетикой чуть было не разделила человечество на две неравные части: большую составили приверженцы функционализма, меньшую - ценители классики и прочие традиционалисты. К счастью, со временем непримиримый некогда спор превратился в корректную дискуссию Айка Варданяна не назовешь убежденным функционалистом. Но принцип разумной достаточности, который он исповедует, сближает его с той плеядой архитекторов, чьей мантрой стала фраза Корбюзье, схоже звучащая на всех языках мира: "Форма следует функции". Признавая за функцией первенство, Варданян отводит ей доминирующую роль в своих проектах, возводя ее в ранг эстетической величины.
Собственно, именно это обстоятельство позволяет увидеть в новом проекте историческую "пуповину", связывающую его с функционализмом, хотя формальных признаков этого стиля в нем нет. Однако о подобной трансформации архитектуры писал еще Ле Корбюзье в свойственной ему максималистской манере: "Эстетика инженера и эстетика архитектора связаны единством, но первая из них переживает бурный расцвет, а вторая мучительно деградирует..." И если в 1923 году, когда вышла в свет его книга "Об архитектуре", эти слова воспринимались как архитектурная утопия, то сегодня дела обстоят иначе. "Эстетика инженера" достигла таких высот и размаха, какие не могли присниться великому реформатору архитектуры и в фантастическом сне.

Пожалуй, определение "эстетика инженера" как нельзя лучше подходит и для описания нового проекта Айка Варданяна.
Давнее знакомство заказчиков и архитектора (до этого момента они уже дважды успешно сотрудничали) способствовало тому, что он был привлечен к работе на достаточно раннем этапе и принял участие в самом поиске недвижимости. Квартира, приобретенная в результате, отвечала всем потребностям семьи заказчика, перечисление которых могло бы составить внушительный список. А в нем, помимо необходимого набора помещений, были предусмотрены практически все доступные в настоящее время блага технического прогресса.
Эта невидимая постороннему глазу электронная и техническая "начинка" интерьера и стала главной задачей в работе над проектом. Внешняя сторона дела - стилистика, архитектурно-планировочное решение, цвет, свет и прочие составляющие - словно отошла на второй план.

Организация пространства достаточно традиционна: интерьер четко разделен на дневную и ночную зоны. Весь первый этаж находится во власти натуральных песочно-коричневых тонов, создающих ровный, экологический фон. Отсутствие явных границ между помещениями дает ощущение единого объема; ясность архитектурного языка гарантирует легкость интерьерного "прочтения".
Сквозные проемы позволяют всегда видеть большую часть пространства, и при этом никогда - интерьер в целом. Широкий коридор с глубокими нишами, ведущий в кабинет, также включен в общую картину, добавляя ей перспективу и глубину.

Второй этаж целиком находится во власти приватной жизни семьи. Львиная доля этой территории принадлежит детским комнатам, которые, в отличие от помещений первого этажа, решены в яркой, жизнерадостной гамме. "Открытые" цвета буйствуют в спальнях и выплескиваются в холл разноцветными витражными стеклами. В спальню родителей цвет также допущен, но более деликатно, в его распоряжении оказался только текстиль. Однако и этой малой возможностью автор воспользовался на все сто, объединив в рисунке шотландской клетки "витаминный коктейль" из бордового, оранжевого и оливкового цветов. Границы между функциональными зонами весьма условны.
Спальня объединена с зимним садом, который с противоположной стороны "оккупирует" ванная комната.

Хотя в работе над проектом технологические вопросы превалировали над творческими, результатом этого вынужденного компромисса стал весьма гармоничный интерьер, в котором форма и функция слились в единое целое.

Айк Варданян:

"У этого проекта не было какой-либо надуманной "литературной" основы. Именно отсутствие явного, узнаваемого образа стало одной из главных задач. Заказчикам хотелось получить открытый, предельно функциональный интерьер, свободный от лишней информационной и эмоциональной нагрузки".

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Эти статьи могут вам понравиться:

Новая версия телевизора-картины The Frame: что нового + цены

В России стартовали продажи Samsung The Frame 2019. Объясняем, чем обновленная линейка интерьерных телевизоров отличается от предыдущей.

#Новости

Абсурд или объект желания? 10 повседневных вещей с приставкой арт

Диван в форме женских губ, шезлонг-капитель, торшер в виде лошади в полный рост – похоже, не только фантазия, но и дизайн не знает границ.

#Вещи

Пентхаус с террасой на крыше в центре Москвы

Исключительно натуральные материалы в отделке, мебель премиум-класса и уникальные предметы на заказ — главные составляющие этого интерьера, реализованного на самом высоком уровне

#Интерьер #Эклектика #Москва

Без Кремля и сталинок: самые впечатляющие здания в Москве

Архитектурное лицо города, как правило, ассоциируется со Спасской башней, Собором Василия Блаженного и сталинскими высотками. Рассказываем, на что стоит обратить внимание еще

#Новости