Слово автору: лучшие архитекторы по версии SALON-interior о себе и своих проектах

О времени и о себе рассуждают архитекторы, чьи проекты были отмечены журналом по итогам 2017 года. Они вспоминают о самых значимых событиях, делятся своими планами и настроениями.

Фото: Евгений Лучин, Кирилл Овчинников, Сергей Моргунов, Иван Сорокин, Илья Иванов, Сергей Ананьев, Роман Гончаров, Владилен Разгулин

Интервью подготовила: Елена Ефремова

Журнал: №2 (234) 2018

Художник по интерьерам Надежда Чернигова

Проект Надежды Черниговой понравился редакции журнала бережным отношением к истории и к традициям при рефконструкции старинной итальянской виллы. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (233) 2018. Съёмка проведена в Большом дворце музея–заповедника «Царицыно»

Проект Надежды Черниговой понравился редакции журнала бережным отношением к истории и к традициям при рефконструкции старинной итальянской виллы. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (233) 2018. Съёмка проведена в Большом дворце музея–заповедника «Царицыно»

Надежда Чернигова: «Оглядываясь назад, мне сложно вспомнить какой‑либо особенный день. Я много путешествовала в этом году, открыла для себя новые прекрасные места. Одной из самых впечатляющих стала поездка в Нью–Йорк, там я посетила небольшой частный музей дизайна Cooper Hewitt, где представлена замечательная коллекция предметов быта и искусства периода ар–деко. Это было восхитительно! Полное погружение в эпоху: платья, обувь, посуда, мебель, картины, графика… И, главное, там я увидела вживую культовые предметы, созданные знаменитыми художниками того времени, такими как Жак–Эмиль Рульманн и Жан–Жак Рато. В своих интерьерах я, как и многие, цитировала эти произведения искусства, так как они являются символами стиля. Их дизайн, орнаменты, детали по сути определяют само направление ар–деко. Это было похоже на праздник, долгожданную встречу с чем‑то очень важным и любимым. Ну и сама архитектура Нью–Йорка меня очень впечатлила. Я бродила по его улицам, любовалась зданиями General Electric Building, Chanin Building. Мне было интересно всё: декор лифтов, порталы дверей, решётки вокруг деревьев на Лексингтон–авеню. Я делала много снимков, рассматривала каждую деталь. Меня восхищают мощь этого стиля, пропорции, изысканные и смелые решения, эта потрясающая декоративность. Я представляю, насколько впечатляющими для того времени были эти революционные идеи, новые формы. Таковыми они остаются и сейчас, спустя почти сто лет. Это будоражит и вдохновляет!

Сейчас я работаю над проектом в новых для себя стилях transitional и vintage. Меня это очень увлекает. Это интересный тренд последнего десятилетия. Во Флоренции, где я живу, много антикварных галерей, в которых можно подобрать оригинальные предметы 50–70-х годов прошлого века. Мне нравится простота и элегантность этого стиля и то, что в нём есть место для произведений искусства.

За последнее время стало больше международных проектов: Лос–Анджелес, Дубай, но при этом Москва продолжает оставаться для меня главным и любимым городом, куда я с удовольствием приезжаю и где активно работаю. И ещё меня радует, что в нашем меняющемся мире сохраняется интерес к классике и ар–деко. Я счастлива, что могу продолжать работать в любимых стилях, потому что верю, что они прекрасны!».

Архитектор Дмитрий Овчаров

Съёмка проведена в архитектурном бюро Nefa Architects

Съёмка проведена в архитектурном бюро Nefa Architects

Дмитрий Овчаров: «Наше бюро сейчас работает над несколькими крупными проектами, одним из которых является строительство станции метро (созданный нами проект победил на конкурсе в 2014 году). Для нас это нетипичный объект, где помимо безусловно интересной творческой задачи пришлось решать множество непростых вопросов, связанных с заказчиками и подрядчиками, и процесс идёт не так быстро, как нам хотелось бы. Кроме того, мы заканчиваем VIP–терминал аэропорта в Ростове. Для этого проекта мы создавали и архитектуру, и интерьерное решение. Мы не первый год занимаемся проектированием зданий аэропортов. В стране это стало своеобразным трендом благодаря решению создать в крупных городах современные терминалы к международным спортивным событиям, а также необходимости обновить советское наследие. Как правило, в работе над проектами пассажирских терминалов мы имеем дело с готовым планировочным решением и определённой технологией, в рамках которых должны действовать, и задача зачастую сводится к построению некой «одежды»: на заданную структуру «надеваешь» фасады и интерьер. Тем интереснее ростовский проект аэропорта, где у нас было больше возможностей реализовать свои идеи и решить архитектурные задачи. Моя профессиональная мечта — построить аэропорт с нуля, продумать его планировку и философию, просчитать людские и транспортные потоки, создать сценарии «поведения» для людей и самолётов».

Загородный дом в Коктебеле по проекту архитектора Дмитрия Овчарова (Nefa Architects) и Валентина Филиппова привлёк к себе внимание концептуальностью архитектурного образа. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №9 (230) 2017

Загородный дом в Коктебеле по проекту архитектора Дмитрия Овчарова (Nefa Architects) и Валентина Филиппова привлёк к себе внимание концептуальностью архитектурного образа. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №9 (230) 2017

«В нашем бюро сложилась традиция посещать архитектурную биеннале в Венеции. Заявленной темой в 2018 году стали «Свободные пространства». На мой взгляд, это главная мировая тенденция, и это именно то, что нам хочется реализовывать в своих проектах. В последнее время чувствуется усталость в том, что всё спроектировано очень функционально и предсказуемо, всё нагружено тяжёлым смыслом, необходимостью, а хочется создать что‑то более лёгкое и при этом сакральное, то, что не играет особой функциональной роли, а сделано ради красоты, чтобы удивлять. Это идеальная тема для общественных пространств, и этого, на мой взгляд, не хватает нашей архитектуре, интерьерам офисов и торговых центров. В них должна быть загадочность, не всегда всё должно быть понятно и объяснимо. Отчасти мы реализовали эту концепцию в нашем новом офисе на «Красном Октябре», где получилось создать приятную для работы и общения атмосферу. И переезд туда стал ещё одним важным и хорошим событием прошлого года».

Архитектор Александра Фёдорова

Съёмка проведена в мансарде Московского архитектурного института

Съёмка проведена в мансарде Московского архитектурного института

Александра Фёдорова: «Дополнительным событием для каждого архитектора является получение профессиональной награды, особенно если в конкурсе представлено много сильных работ, с которыми приходится конкурировать. Получая такой приз, понимаешь, что все усилия были приложены не зря. В настоящее время я ощущаю, что моя профессиональная жизнь удалась. Наконец пришло то время, о котором, наверное, мечтает каждый архитектор, когда ты свободно владеешь всеми инструментами в своём деле, когда клиент готов ждать или платить больше за срочность и когда появляется возможность выбирать себе близких по духу заказчиков. Это придаёт процессу работы особое удовольствие. Конечно, хочется дальше расти и покорять новые горизонты, и наше бюро активно работает в этом направлении. Сегодня границы между странами стираются, мы имеем возможность работать с иностранными клиентами, выходить на мировой рынок. Мне всегда было интересно сравнить процесс создания проекта для соотечественников и для людей совершенно другой культуры и иного образа жизни. Например, сейчас мы ведём проект для арабского бизнесмена из Саудовской Аравии, никаким образом не связанного с Россией, но ценящего именно архитектурный подход в работе и стиль. Также мы начали проектировать современный дом в Калифорнии, и это тоже новый интересный опыт, когда не надо думать о тоннах снега при расчёте крыши и о подводе систем отопления при проектировании фасадов».

Загородный дом в Подмосковье по проекту архитекторов Александры Фёдоровой, Полины Фёдоровой и Сергея Калюты выбран редакцией за целостность архитектурного и интерьерного решений. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (222) 2017

Загородный дом в Подмосковье по проекту архитекторов Александры Фёдоровой, Полины Фёдоровой и Сергея Калюты выбран редакцией за целостность архитектурного и интерьерного решений. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (222) 2017

«В ближайшей перспективе хочется завершить несколько проектов, которые находятся уже на финальной стадии, и опубликовать книгу с работами нашего бюро, поделиться мыслями с читателями. Я пока не решила, хочется ли мне, как многим знакомым архитекторам, «вырасти» из частного строительства в большую архитектуру, что, безусловно, даёт статус и вес в профессиональном сообществе. Мне интересна моя работа, я вижу пути развития частной архитектуры, несмотря на менее глобальные масштабы. Но тем не менее в последнее время в нашем портфолио появляются крупные проекты, так что, я думаю, мы в начале интересного пути, и рано или поздно мы узнаем, куда он приведёт».

Архитектор Нина Прудникова

Съёмка проведена в «Архитектурной мастерской Нины Прудниковой»

Съёмка проведена в «Архитектурной мастерской Нины Прудниковой»

Нина Прудникова: «Как вы думаете, по какому поводу болит душа у человека, чья профессия архитектор–градостроитель? Конечно, по поводу города, в котором он живёт и который не всегда своим обликом отвечает его эстетическим предпочтениям. Это вечная тема двойственного отношения к тому, что дорого, но именно из этой амбивалентности и рождается стремление создавать и преобразовывать. Летом 2017 года многое в Москве начало меняться. Город хорошеет, подтягивается к европейским стандартам культурного центра, улучшается общее настроение. И надо двигаться дальше, пополнять копилку хорошими, профессиональными работами. Видимые успехи в деятельности архитекторов (особенно в области общественных объектов) и успехи нашей мастерской вдохновляют и внушают оптимизм».

Пентхаус в Вене поразил тем, как архитекторы «вплели» в экспозицию интерьера архитектурную среду города, так что она стала органичным продолжением внутреннего пространства. Авторы проекта: Нина Прудникова, Филипп Юшин, Алла Ефанова. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (233) 2018

Пентхаус в Вене поразил тем, как архитекторы «вплели» в экспозицию интерьера архитектурную среду города, так что она стала органичным продолжением внутреннего пространства. Авторы проекта: Нина Прудникова, Филипп Юшин, Алла Ефанова. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №1 (233) 2018

«В практике строительства частных домов и квартир существует множество объективных и субъективных факторов, которые можно привести в качестве оправданий несовершенства и невысокой художественной ценности спроектированных и построенных объектов. Шаг за шагом преодолевать эти факторы — важная миссия архитектора. Поэтому я и мои коллеги по мастерской стараемся в своей работе выдерживать заданное стилистическое направление, максимально правильно формируя функцию жилья и отражая характеры, темпераменты, пристрастия его обитателей. Меняются тенденции дизайна, меняются обстоятельства и возможности, меняется и сам заказчик. Разумеется, всё это отражается и на нашей работе, но неизменным остаётся главное — стремление к уюту и красоте.

Для меня важное свойство хорошего интерьера — отсутствие «следов» автора. Многие, наверное, подумают о творческих амбициях и самовыражении, но для архитектора гораздо более важна, как мне кажется, ответственность. Особенно сейчас, когда возможностей и ресурсов для реализации самых смелых фантазий так много. Сегодня изменения во всех сферах жизни, в том числе и в архитектуре, происходят стремительно, но, к сожалению, не всегда обдуманно. Поэтому особенно радуют те изменения, в которых чувствуется добросовестный профессиональный подход.

Приятно также отмечать, как растут и развиваются наши партнёры, специалисты из различных областей, связанных с дизайном и строительством. Ведь если задуматься, вместе мы преодолели большой путь, приобрели опыт, который сегодня позволяет многое делать дома, в России. И закончу своё интервью цитатой, которую не перестаю многократно повторять: «Красота спасёт мир».

Архитекторы Олег Клодт и Анна Агапова

Съёмка проведена на Костомаровском мосту в Москве

Съёмка проведена на Костомаровском мосту в Москве

Олег Клодт: «По насыщенности 2017 год был для нас самым невероятным, выдающимся. Он стал поворотным — в буквальном смысле слова. Бюро существует уже 17 лет, но фактически начало выстраиваться в том виде, в котором оно сейчас, лет десять назад. И ещё пять лет ушло на то, чтобы прийти к идее создания собственного бренда с коллекцией мебели и света. И только сейчас всё это стало реализовываться. Мало того, мы решились на экспансию из России во вне. В январе 2017 года прошла презентация наших разработок и идей для английской компании HOLLAND&SHERRY, и таким образом мы начали сотрудничество с ними. Параллельно шла работа над коллекциями тканей, обоев и ковров. Результатом всего этого стало наше участие в очень крупном выставочном проекте Holiday House London, где себя презентуют все крупные дизайн–бюро Англии. И наконец, открыли филиал нашего бюро в Лондоне. У нас параллельно шло развитие бюро здесь, в Москве, изменились качество и масштаб наших проектов, мы стали сотрудничать с крупными девелоперами. Всё это заставило нас иначе взглянуть на себя, поменять структуру нашей компании. В общем, это был серьёзный год, и мы отдаём себе отчёт, что это только первый год и это только начало. И надо смотреть вперёд, прикладывать ещё больше усилий, но, главное, есть ощущение, что выбран верный путь».

Анна Агапова: «Никогда не думала, что способна выдержать такую рабочую нагрузку, что мне пришлось испытать в 2017 году. Этот год стал самым ярким и самым важным в моей жизни, когда я осознанно перешла на совершенно другой уровень в плане творчества и ведения бизнеса. Когда работаешь 25 часов в сутки, совершенно по‑другому начинаешь воспринимать то, что вокруг происходит. Те цели, что мы поставили перед собой в начале года, показались бы любому человеку безумными в таком объёме: запуск текстильной коллекции, запуск нового бренда в Лондоне, ведение работы московского офиса и российских проектов, постоянные перелёты между городами и континентами… Моей главной задачей было каждым своим действием, не отступая ни на шаг, двигаться вперёд. В процессе приходит понимание, что мы можем больше, что у нас нет границ и нет сложностей, которые невозможно было бы преодолеть, а работа над ошибками сделала нас сильнее и позволила двигаться ра­зумнее. И удивительно то, что нам всегда встречались люди, помогавшие идти дальше. Для меня это служило доказательством мысли, что, когда ты делаешь что‑то очень хорошее и перспективное, тебе будут даны люди и возможности, которые позволят реализовать мечты и достигнуть результата. Та самая текстильная коллекция для HOLLAND&SHERRY — моё признание в любви к Шотландии, воплотившееся в 10 дизайнерских тканях, посвящённых этой стране. Мы продолжаем сотрудничество с этим известным брендом и сейчас создаём следующую серию, которая будет готова через полтора года».

Интерьер московской квартиры по проекту архитекторов Олега Клодта и Анны Агаповой понравился авторской интерпретацией современного стиля. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №11 (232) 2017

Интерьер московской квартиры по проекту архитекторов Олега Клодта и Анны Агаповой понравился авторской интерпретацией современного стиля. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №11 (232) 2017

«Самым ярким воспоминанием года стал вечер, когда мы с друзьями праздновали завершение мероприятия, посвящённого открытию лондонского офиса, мы танцевали, и я кружилась вокруг себя и в этот момент была абсолютно счастлива от понимания того, что мы это сделали и всё получилось хорошо. Такой результат открывает невероятные творческие перспективы, и я надеюсь, что мы продолжим создавать прекрасные вещи и интерьеры, но уже на нескольких континентах».

Архитектор Андрей Яхнин

Съёмка проведена в баре «Луч»

Съёмка проведена в баре «Луч»

Андрей Яхнин: «Каждый день важен и ценен вне зависимости от того, хороший он или плохой, тяжёлый или лёгкий, с потерями или приобретениями. Я благодарен за каждый день. Что касается значимых событий в профессиональной сфере, их в этом году у нашей команды было достаточно много. Во-первых, мы окончательно завершили огромный проект в Санкт–Петербурге — дворец Кушелева–Безбородко — со сложнейшей реставрацией. Могу сказать, что это один из самых знаковых проектов в моей личной биографии и всей команды в целом. Он признан и мировым сообществом и был награждён премией в Лондоне. Вторым событием стало моё вступление в Палату архитекторов Берлина, которое даёт право проектировать, утверждать и подписывать проекты любой сложности во всех федеральных землях ФРГ. К тому же я стал первым российским архитектором, который вступил в эту палату именно как иностранец. Сейчас наше бюро разрабатывает несколько проектов в Германии, есть идеи и планы, связанные с этой страной. Ну и в‑третьих, отмечу нашу работу по целому направлению, связанному с храмовой архитектурой.

Два важных проекта мы начали в 2017 году. Один — строительство храма в городе Льеже в Бельгии на месте бывшего лагеря военнопленных, где в годы Второй мировой войны находился металлургический завод. Там в тяжелейших условиях работали наши военнопленные и огромное количество людей погибло. Мы строим храм–памятник, который будет напоминать об этой трагической странице истории, абсолютно неизвестной многим нашим соотечественникам. Инициатором возведения храма стала русская приходская община Брюсселя, и мы надеемся в 2018 году завершить этот проект. Также мы начали реставрацию известного московского храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях, выполненного в стиле нарышкинского барокко. Он занесён в списки ЮНЕСКО, но сейчас находится в очень плохом состоянии. Процесс реставрации достаточно кропотливый и долгий, он завершится через три года. В данное время этот проект развивается в более масштабную историю, поскольку есть планы создания рядом мемориального комплекса, посвящённого 300‑летию Российской империи, которое наша страна будет отмечать в 2021 году. Место выбрано неслучайно: судьба этого храма тесно связана с главными фигурами и событиями в истории нашей страны, начиная от Петра I, стрелецких бунтов, войны с Наполеоном и визита Екатерины II. Комплекс будет включать в себя здание музея и, возможно, памятник или стелу. Все эти события довольно чётко определяют перспективы и будущее нашей компании».

Интерьер апартаментов в Санкт–Петербурге выбран нами за новое слово в реконструкции исторического здания. Руководитель проекта—Андрей Яхнин. Архитекторы: Антон Смольянинов, Василий Гасич, Александр Посевкин. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №2 (223) 2017

Интерьер апартаментов в Санкт–Петербурге выбран нами за новое слово в реконструкции исторического здания. Руководитель проекта—Андрей Яхнин. Архитекторы: Антон Смольянинов, Василий Гасич, Александр Посевкин. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №2 (223) 2017

«В профессиональном сообществе России сейчас не самое простое время в финансовом отношении, и, по моему мнению, следующий год будет ещё более сложным не только в стране, но и в мире. В связи с этим тенденции последних лет усилятся: станет ещё меньше частных заказчиков, которые переместятся в жилой сектор, а основными заказчиками крупных проектов будут являться государство либо государственные структуры. Мне кажется, что это не очень хороший перекос, надеюсь, он со временем выправится. Здесь важно найти баланс, сейчас он нарушен, и это главная проблема».

Архитектор Оксана Олейник

Съёмка проведена в ресторане Geraldine

Съёмка проведена в ресторане Geraldine

Оксана Олейник: «Этот год мне запомнился калейдоскопом впечатлений от соприкосновения с архитектурой, предметной средой и природой разных городов и стран. Сейчас я веду проекты не только в Москве, но и в Европе, на юге нашей страны и на Дальнем Востоке. Каждый объект для меня — это событие, но особая удача — работать в новых обстоятельствах — культурных и стилевых. Очень интересно решать нестандартные задачи, выходить из «зоны комфорта» — набора тех приёмов, к которым привыкли московские заказчики. Профессиональное вдохновение я черпаю во время посещений выставок в Милане и Париже, откуда всегда возвращаешься с новыми идеями для интерьеров. Многие тренды этого года оказались мне очень близки, и я с удовольствием применила их в своих проектах. Это лёгкий и выразительный стиль mid century; использование оригинальных винтажных предметов; тема тропиков, экзотических растений, живой природы в принтах, декоре, аксессуарах; комбинация мрамора и меди, облагораживающая любое пространство; мультикультурный тренд с вкраплениями элементов этники. Обрадовало, что мой любимый и, как показывает практика, самый комфортный в интерьерах зелёный цвет был представлен в огромном спектре оттенков от сине–зелёного до оливкового, в благородных сложных тональностях и великолепных сочетаниях с терракотовым и пыльно–розовым.

Во время отдыха в этом году мне посчастливилось окунуться в аутентичный дух Индонезии и Марокко. Воз­никло желание наполнить московские интерьеры таким же буйством цвета, натуральными и гармоничными материалами и текстурами, затейливыми орнаментальными мотивами. Мне кажется, что в нашем климате перед наступлением затяжной зимы с сезонным дефицитом света есть потребность больше времени проводить в ярком, наполненном энергией цвета окружении. Приятно, что в одном из проектов мне удалось реализовать эту идею. Я получила особое удовольствие, выстраивая эти сложные, неожиданные, иногда провокационно контрастные цветовые и стилистические сочетания, объединяя вещи и элементы, принадлежащие к разным стилям и эпохам».

Интерьер московской квартиры по проекту Оксаны Олейник впечатлил своим неординарным подходом к классическому стилю. Интерьер опубликован в этом номере на стр. 96–105

Интерьер московской квартиры по проекту Оксаны Олейник впечатлил своим неординарным подходом к классическому стилю. Интерьер опубликован в этом номере на стр. 96–105

«Ещё одно событие, безусловно поменявшее моё профессиональное самоощущение, — это оформление своего личного пространства, достаточно неординарного по архитектуре, с массой планировочных возможностей, что позволило воплотить мои самые смелые задумки, отработать дизайнерские приёмы и в то же время получить интересный и непростой опыт принятия себя как заказчика. На сегодняшний день могу твёрдо сказать, что в профессии я чувствую себя на своём месте, готова встречаться с новыми людьми и решать новые интересные задачи».

Архитектор Алексей Бочков

Съёмка проведена на Лужнецкой набережной, на территории спортивного комплекса «Лужники»

Съёмка проведена на Лужнецкой набережной, на территории спортивного комплекса «Лужники»

Алексей Бочков: «То, чем я занимаюсь, не профессия, а образ жизни. По-моему, эмоции, любознательность, готовность к полной самоотдаче и личная убеждённость в реализации проекта — это залог состоятельности в профессии архитектора. Поэтому я нахожусь в постоянном поиске новых идей, сочетаний материалов, фактур, цветовых решений. Неудивительно, что весь прошлый год, впрочем как и несколько предыдущих лет, был наполнен событиями. Я много путешествовал, собирал материал для своей книги и для будущих проектов. Сейчас меня переполняют разные идеи. В данный момент работаю над новым интерьером в стиле либерти, занимаюсь реализацией лондонского проекта в стиле лофт, продолжаю придумывать и создавать коллекции предметов интерьера для собственного бренда IMPRESSION INDUSTRY («Производство впечатлений»), которые уже были использованы в реализованных проектах. Одним из интересных результатов 2017 года стала коллекция детской мебели, сделанная совместно с итальянскими фабриками, которая будет представлена на следующем Миланском мебельном салоне (iSaloni)».

Интерьер московской квартиры по проекту Алексея Бочкова привлёк внимание редакции креативной интерпретацией стиля лофт. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №4 (225) 2017

Интерьер московской квартиры по проекту Алексея Бочкова привлёк внимание редакции креативной интерпретацией стиля лофт. Интерьер был опубликован в журнале SALON–interior №4 (225) 2017

«В начале 2018 года я планирую выпустить альбом со своими работами, а также книгу PRO Loft, в которой хочу поделиться интересными находками и решениями, рассказать свою историю создания интерьеров в этом стиле. Ведь у индустриальных пространств есть свои особенности: там нужны своя предметная среда, свои световые решения и довольно уникальный подбор материалов. На мой взгляд, эклектичный стиль и антикварные предметы способны смягчить брутальный характер лофта, сделать его уютнее. Мне нравятся интерьеры с историей, я стараюсь реализовать эту концепцию в своих проектах. Вместе с тем архитектура — одно из немногих направлений деятельности, находящихся в постоянном движении. Архитектор должен работать в тесном контакте с технологиями. Материалы и методики строительства всё время развиваются, мы зачастую тоже влияем на эти процессы.

Ну и, конечно, одним из важных и запоминающихся событий 2017 года стало вручение приза «Интерьер года» от журнала SALON–interior. Это подтверждение профессионализма, очередная ступень в моей творческой деятельности. Безусловно, это вдохновляет, появляется желание делиться своим опытом и создавать ещё более невероятные интерьеры».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Эти статьи могут вам понравиться:

Ставка на изящность: 7 роскошных интерьеров в стиле ар-деко

Ар-деко — синоним шика, роскоши и блеска. Его выбирают те, кто не скрывает свой достаток и не боится смелых декоративных решений. В нашей подборке — дизайнерские интерьеры в этом стиле, которые наверняка сделают и вас его поклонниками.

#Интерьер #Ар-деко

В Москве представили пентхаусы по проекту дизайнера Тима Шеперда

14 февраля в офисе продаж Barkli Gallery прошла презентация пентхаусов клубного дома при участии ведущего дизайнера лондонского бюро Aedas Тима Шеперда.

#Новости

Дерзкий интерьер в стиле лофт: ресторан «ЖАРЪ Grill&Bar»

В ресторане «ЖАРЪ Grill&Bar» готовят простые и понятные блюда на гриле, поэтому брутальный и смелый характер лофта идеально подошёл заведению.

#Интерьер #Рестораны, бары, клубы и кафе #Лофт #Москва

Свежий взгляд на классику: интерьер квартиры для временного проживания

Архитектор Максим Новиньков создал модный классический интерьер, используя минимум дизайнерских приемов.

#Интерьер #Квартиры #Современная классика #Москва